НАПРАВНИК Эдуард Францевич (1839-1916) Napravnik Eduard (1839-1916)


НАПРАВНИК Эдуард Францевич (1839-1916)
NAPRAVNIK Eduard (1839-1916)

Направник Э.Ф. Русский композитор и дирижер Э.Ф. Направник родился 12 (24) августа 1839 года в чешской Богемии, в деревне Бейшта, близ Пардубице. По национальности - чех. Его отец был школьным учителем, руководителем церковного хора и органистом. Эдуард рано начал заниматься музыкой, сначала под руководством отца. Когда мальчику было лишь 11 лет, умерла его мать. Эдуард и его брат Карл переехали жить к тете в Прагу. Эдуард Направник учился в реальном училище, продолжал заниматься музыкой, по воскресеньям играл на органе. Однако уже в 13 лет мальчик остался сиротой, умер его отец. Лишившись отца и всяких средств к жизни, Направник вынужден был покинуть реальное училище, не окончив курса. Средства к существованию ему давала музыка. Дядя устроил Эдуарда органистом в местной церкви, а в 1854 году Направник поступил в Пражскую Органную школу, где учился у Блажека и Питча. Позднее Направник учился и у Майделя - в фортепианном институте, где вскоре занял место преподавателя. После окончания Органной школы Эдуарду не удалось поступить в Пражскую консерваторию, хотя ее директор И.-Ф. Киттль, высоко ценил природный музыкальный дар юноши. Он стал давать Направнику частные уроки теории и позволял посещать ежедневные занятия оперной музыкой. Под руководством И.-Ф. Киттля молодой музыкант изучил оркестровку и вообще капельмейстерское дело. Чтение партитур было любимым его занятием, в котором он достиг редкого совершенства. Еще в Праге Направник стал сочинять музыку. Он написал несколько фуг, мужских хоров, фортепьянных вещей, увертюру для оркестра на чешские народные песни, сонату для скрипки с фортепиано и симфонию.

В 1861 году судьба заставила 22-летнего Эдуарда Направника покинуть родные места. Директор Пражской консерватории И.-Ф. Киттль, по-прежнему опекавший юношу, нашел для него место второго дирижера во Франкфуртской Опере, но в то же самое время Направник получает предложение и из России. Когда профессор Пражской консерватории Морис Мильднер узнал, что молодому русскому князю Николаю Юсупову, приехавшему в Чехию "на воды", нужен руководитель домашнего оркестра, он, не задумываясь, порекомендовал князю Эдуарда Направника. Юсупов предложил тому 600 рублей жалованья с полным пансионом, но не только деньги привлекли Направника в Петербург, а не во Франкфурт. По словам композитора, решающую роль в его выборе сыграла его симпатия к России. Оставшись в Праге без родственников (его брат Карл умер незадолго до этого), Эдуард решает принять предложение русского князя возглавить его частный оркестр в Петербурге. Так, в августе 1861 года Э.Направник приехал в Россию и стал капельмейстером у князя Н.Б. Юсупова.

В течение года Направник был дирижером его домашнего оркестра, хорошо выучил русский язык, но и без языка талант пианиста вскоре открыл ему двери в музыкальный мир Петербурга. Его часто приглашали играть на камерных вечерах, устраиваемых именитыми особами. А через год подвернулся случай, круто изменивший его судьбу. В Мариинском театре игралась опера "Руслан и Людмила". Публика уже расселась по местам, уселся и Направник в предвкушении сильного впечатления, но в оркестровой яме все еще происходила непонятная суета и дирижер Лядов, растерянно оглядываясь, вытирал пот со лба. И тут концертмейстер оркестра И.Пиккель, встретившись глазами с Направником, поманил его к себе. Направник, извиняясь перед соседями, выбрался к перилам ямы, где его уже ждали Пиккель с дирижером. - Эдуард Францевич, - обратился к нему Лядов, - господин Пиккель утверждает, что вы прекрасно играете с листа. Может, выручите: наш пианист не явился, а без него начинать невозможно...

Надо было обладать уверенностью в себе и безрассудством молодости, чтобы отважиться на такой шаг, но Направник его сделал, и опера прошла нормально. Это и послужило поводом для приглашения его в театр. Музыкальная карьера Направника в России началась почти случайно. Не удивительно, что опера "Руслан и Людмила" стала навсегда его любимой. В конце 1862 года, по инициативе К.Н. Лядова, он был приглашен в Мариинский театр помощником капельмейстера и органистом, но из-за чиновничьего бюрократизма лишь в мае 1864 года с Направником был заключен контракт с постоянным окладом 500 рублей в год. Это пришлось весьма кстати, так как он примерно в это время познакомился с Ольгой Эдуардовной Шрёдер (1846-1902), воспитанницей театрального училища, и стал подумывать о женитьбе. Свадьба состоялась через год, 30 апреля. Ольга Эдуардовна была певицей-контральто и тоже работала в Мариинском театре. Став женой дирижера, она не только не сделала блестящей карьеры певицы, но наоборот постепенно перешла на вторые роли и незаметно дотянула свои двадцать лет службы до пенсии, покинув сцену в 1885 году. Очевидно, Направник не видел в жене выдающегося таланта, у нее же не хватало времени развивать свои способности, все силы ее уходили на детей, и на то, чтобы сводить концы с концами, живя большой семьей на скромное жалованье. У Эдуарда и Ольги за первые девять лет их супружеской жизни родилось пятеро детей: три сына (Владимир, Александр и Константин) и две дочери (Варвара и Ольга). Женитьба на русской певице, тем не менее, окончательно решила вопрос, где Направнику жить дальше, на что ориентироваться. Правда, и родную Чехию он не забывал и регулярно навещал ее, поддерживая связи с чешскими музыкантами и композиторами. Но второй его родиной стала Россия, где в 1874 году ему было пожаловано гражданство, где его ждали почести самого высокого ранга.

В петербургском Мариинском оперном театре, куда Направник был приглашен в 1863 году, раскрылся подлинный масштаб его дарования. Неожиданно для себя он оказался в центре идейно-художественной борьбы за национальные идеалы, народность, реализм в искусстве. Восприняв актуальные задачи, стоявшие перед музыкальной культурой, и в частности перед ним как капельмейстером оперы, Направник стремился поддерживать русское национальное искусство. С приходом в Мариинский театр для Направника начинается период интенсивной работы. Обязанности его, указанные в контракте, были весьма многообразные: ему приходилось быть помощником репетитора хора при разучивании опер, проходить партии с дебютантами, заменять главного дирижера во время болезни. С 1 мая 1867 года он назначается на должность второго капельмейстера, довольно часто заменяя самого К.Н. Лядова, а с 15 мая 1869 года, вскоре после смерти Лядова, Направник почти на полвека становится главным дирижером оркестра Петербургской русской оперы.

Первые отзывы нового руководителя были весьма нелестны: "Хор поет без соблюдений каких-либо оттенков, оркестр (в 70 человек) и хор (в 80 человек) по качеству весьма недурны, однако запущены и без всякой дисциплины. Репертуар самый ограниченный и почти без опер русских авторов. Дирижер (К.Н. Лядов), очень даровитый и знающий музыкант, был мало способен бороться с плачевным состоянием русской оперы и взглядом начальства на нее". Введя строгую творческую дисциплину, Направник стал для музыкантов наставником, репетитором, педагогом, требуя ревностного служения искусству. И, надо сказать, оркестр любил его, невзирая на строгость, так как Направник проявлял отеческую заботу к своим подчиненным. В самом деле - нет пророка в своем отечестве! Пришлось явиться иностранцу, чтобы начать перестройку оперного дела в России. Давалось это очень нелегко. Через некоторое время русский музыкальный гений Чайковский тоже возопит в письме к Мекк: "Возмутительно, гадко! Хочется бежать куда-нибудь подальше из этого города, где царит чиновническое самоуправство!"

Мариинский Театр Э.Направник был удивительно простым в общении человеком. Одной из парадоксальных черт его характера была застенчивость и боязнь толпы. Направник ужасно стеснялся людей и в одиночку, и в массе. А ведь это был человек, который в течение 50-ти лет управлял коллективом артистов в 200-300 человек перед еще более многолюдным зрительным залом. Направник и в театре боялся толпы и всяких по его адресу демонстраций. В экстренных случаях друзья-артисты силой выводили его на сцену на несмолкаемые аплодисменты; обычно же, кончив спектакль, Направник немедленно одевался и спешил уйти, несмотря на вызовы публики.

Говоря о характере Направника, нельзя не упомянуть о его страсти к точному времени. Он настолько пунктуально относился к тому, чтобы все всегда было вовремя, что эта его часовая точность стала легендарной в опере и среди артистов, и среди публики. Если, к примеру, репетиция была назначена на 12 часов, то Направник являлся в театр за 10-15 минут до начала, подписывал необходимые бумаги и ровно в 12 часов сидел уже за роялем или в оркестре за дирижерским пультом. После беспорядка, царившего при Лядове, такая пунктуальность была вначале в глазах многих чуть ли не революцией. Ту же систему Направник завел и для вечернего спектакля. Достоверно известно, что можно было проверять часы по тому моменту, когда Направник появлялся ровно в восемь часов вечера на своем дирижерском месте. Публика привыкла к этому и перестала опаздывать на спектакли. Шутники из оркестра пошли дальше: в некоторых местах своих партий оперы "Евгений Онегин" они нарисовали часы с указанием часа и минуты исполнения данного места. Направник об этом знал и шутя спрашивал, насколько верны их часы. Назначение и растущий авторитет впоследствии, когда он понял, что изменения необходимы, дали ему возможность действовать с позиции силы. Удивительно, как этот замкнутый и стеснительный человек, не любивший быть в центре внимания и избегавший общения, в нужные моменты проявлял завидную решительность и настойчивость. Он ставит перед начальством ряд условий по улучшению положения его оркестра. Сначала они принимаются в штыки, но на сторону дирижера становится пресса, общественность.

Точное и безукоризненное по ансамблю исполнение вошло при нем в обычай; организация оркестра и хора поднялась на значительную высоту. Большое участие принимал Направник и в материальном обеспечении служащих. Однажды, явившись в кабинет директора театра Кистера, он заявил: "Барон, я отказываюсь от моей личной прибавки, но настаиваю на полном бенефисе оркестру и хору. Иначе я в русскую оперную труппу не возвращусь". И дирекция театра отступила.

С 1869 года Э.Направник заменяет Лядова на посту главного дирижера Мариинского театра, а также вместо М.А. Балакирева дирижирует симфоническими концертами Русского музыкального общества (РМО), с 1871 года - концертами оркестра Мариинского театра, руководит устройством придворных концертов.

В 1875-1881 годах он был председателем дирекции Петербургского отделения РМО, членом главной Дирекции и почетным членом РМО. Он продирижировал множеством оперных представлений (свыше 2000 за первые 20 лет работы в театре), поставив впервые более 60 опер (из них 40 русских) и возобновив более 30. В то время как театральная дирекция, отражавшая вкусы аристократических кругов, отдавала предпочтение итальянской опере, он неустанно пропагандировал творчество русских композиторов. Среди оперных премьер Направника - "Вражья сила" А.Н. Серова (1871), "Каменный гость" А.С. Даргомыжского (1872), "Псковитянка" (1873), "Майская ночь" (1880), "Снегурочка" (1882), "Млада" (1892) и "Ночь перед Рождеством" (1895) Н.А. Римского-Корсакова, "Ратклиф" (1869), "Анджело" (1876), "Кавказский пленник" (1883) и "Сарацин" (1899) Ц.А. Кюи, "Борис Годунов" (1874) М.П. Мусоргского, "Опричник" (1874), "Кузнец Вакула" (1874), "Орлеанская дева" (1881), "Пиковая дама" (1890), "Иоланта" (1892) П.И. Чайковского, "Демон" А.Г. Рубинштейна (1875). Впервые увидели свет в России под художественным руководством Направника оперы "Галька" С. Монюшко, "Проданная невеста" Б. Сметаны, "Аида" и "Риголетто" Д. Верди, "Лоэнгрин" (1869), "Тангейзер" (1873), "Тристан и Изольда" (1899 и 1909), "Риенци" Р. Вагнера, тетралогия "Кольцо нибелунга" (1900-1905) и ряд других. В первые 20 лет работы он проводил около 100 спектаклей за сезон, в 1910-х годах - не менее 50.

С глубоким уважением дирижер относился к операм М.И. Глинки. Именно Направник заложил реалистические и глубоко демократические традиции исполнения оперы "Иван Сусанин" (продирижировав ею свыше пятисот раз), а в 1871 году возобновил, без купюр и искажений, оперу "Руслан и Людмила", постановка которой, по словам В.В. Стасова, "самая замечательная, самая талантливая и верная из всех, какие только у нас бывали, осталась законом и указанием для всех последующих". Многие оперы, имевшиеся в репертуаре, были возобновлены и по-новому раскрыты Направником.

Композиторская деятельность Направника менее значительна и оригинальна, ведь поначалу он сочинял музыку лишь для развлечения во время летнего отпуска. В декабре 1868 года с большим успехом была поставлена в Петербурге его первая опера "Нижегородцы". Направнику принадлежат также оперы "Гарольд" (1885), "Дубровский" (по Пушкину, 1895), "Франческа да Римини" (1902), все поставленные в Мариинском театре в Петербурге. К сожалению, его сочинения ныне почти забыты. В репертуаре современных театров сохранилась лишь опера "Дубровский", написанная в традициях П.И. Чайковского и принесшая автору заслуженную известность. Эдуард Направник написал музыку к драматической поэме "Дон-Жуан" (А.Толстого), четыре симфонии, симфонический концерт для фортепиано, несколько оркестровых и инструментальных сюит, струнные - один квинтет и три квартета, с фортепиано - один квартет и два трио, много более мелких пьес: оркестровых, инструментальных и вокальных, как для хора, так для вокального квартета и сольных. Зрелые произведения обнаруживают близость к русской школе, прежде всего к Чайковскому.

В 1879 году Русское музыкальное общество в лице ее представителя великого князя Константина Николаевича решило отметить 10 лет службы Э.Направника в качестве дирижера своих симфонических собраний, испросив ему орден св. Владимира 4-й степени. В дирекции Мариинского театра пришли в ужас. Туда вызвали Направника и заявили: "Не было никогда такого, чтобы музыкант получал подобное отличие. Мы были бы вам весьма признательны, если вы откажетесь от ношения этого ордена". "Орден мне пожалован Государем, и носить я его буду!" - ответил дирижер. Позже ему стали давать ордена ниже Владимира: в 1883 году - Станислава 2-й степени и в 1887 году - Анны 2-й степени. Не каждый военный мог похвастаться такими отличиями. В 1888 году за заслуги перед Россией Направник был возведен в потомственное дворянское достоинство.

28 ноября 1883 года музыкальная общественность Петербурга отмечала 20-летие его деятельности в Мариинском театре. Переполненный зал, цветы и долго не смолкающие овации сопровождали спектакль "Руслан и Людмила", которым дирижировал Направник в день юбилея. Так Петербург выражал свое отношение к любимому руководителю и музыканту. И это придало ему сил для новых свершений на музыкальной ниве. Вообще, 1880-е и 1890-е годы можно назвать блестящей порой Русской оперы. Великие оперные произведения Глинки, Даргомыжского, Чайковского, Римского-Корсакова занимают прочное и постоянное место на столичной сцене. Крупными событиями музыкальной жизни явились постановки опер Чайковского "Мазепа", "Чародейка" и "Евгений Онегин", любовно и тщательно разученных Направником. Особенной художественной тонкостью отличалось исполнение "Евгения Онегина". Когда на премьере занавес опустился в последний раз, растроганный Чайковский, принимая поздравления, снова и снова упоминал Направника: "Это его работа... его заслуга".

П.И. Чайковский считал для себя честью быть другом Направника и очень ценил его вмешательство в свои произведения, иногда довольно значительное, заставляющее много переделывать. С трудом рождавшуюся оперу "Орлеанская дева" он посвятил Эдуарду Францевичу. Их дружба продолжалась до самой кончины великого композитора. Направник очень тяжело воспринял уход из жизни своего близкого друга и музыкального соратника. И попрощался с ним он по-музыкантски: в концерте, посвященном памяти великого композитора, дирижер гениально исполнил Шестую симфонию Чайковского, заложив основы традиций ее интерпретации.

В последний раз Направник дирижировал 23 декабря 1914 года. Продирижировав своей оперой "Франческа да Римини", он записывает: "Отныне болезнь и две предстоящие операции заставили меня прекратить служебную деятельность на весь сезон". Однако тяжелая болезнь не позволила ему вернуться к работе до конца жизни. После этого из-за слабого здоровья музыкант был вынужден прекратить свою 50-летнюю дирижерскую деятельность. Почти два года пришлось пролежать Направнику в больнице и дома. Его по-прежнему продолжали считать главным дирижером театра, без его согласия не принималось ни одно важное решение. Уже в последние месяцы жизни, претерпевая сильнейшие физические страдания, Направник обращается к главному режиссеру Мариинского театра И.В. Тартакову с просьбой прислать ему списки оперного репертуара и солистов будущего сезона, причем подчеркивает, что хочет "следить за деятельностью учреждения, которому посвятил большую часть жизни и с которым жестокая судьба так неожиданно и немилосердно разлучает... Жить без трудов и занятия - разве это жизнь?" - сетует Направник.

В марте 1916 года он посылает в Фондовый комитет артистов Русской оперы предложение "заведовать на все время существования фонда и поддерживать в должном порядке могилу и памятник дирижера оперы К.Лядова". Это предложение было принято. С вниманием следит Направник за установкой в фойе Мариинского театра мраморных бюстов умерших выдающихся артистов Русской оперы И.А. Мельникова и Ф.И. Стравинского, инициатором чего был он сам.

Э.Ф. Направник скончался в Петрограде от заражения крови 10 (23) ноября 1916 года, после четырех операций. Похоронили композитора и дирижера на Новодевичьем кладбище рядом с могилой другого замечательного музыканта, А. Рубинштейна. После Февральской революции 1917 года семья Направника покинула Россию, эмигрировав в спокойную Бельгию. В России осталась только одна из дочерей дирижера. Она заботилась о большом архиве отца и периодически отправляла документы своей семье в Бельгию.

Приехавший в Россию всего на два года, Направник остался в ней на всю жизнь, оказавшуюся длинной и плодотворной. "Это был неутомимый труженик, - напишет позже русский театральный деятель В.А. Теляковский, - отличный музыкант, прекрасный, справедливый и добрый человек, близко принимавший к сердцу все, что касалось русской оперы". Отдав почти 50 лет своей жизни музыкальной России, он проявил себя не только как выдающийся дирижер и талантливый композитор, но и как блестящий организатор, подлинный руководитель музыкальной части театра. С именем Эдуарда Направника связаны славные страницы расцвета русской культуры XIX-начала XX вв. Благодаря его неустанной, самозабвенной и целенаправленной работе исполнительский коллектив русской оперы достиг небывалых высот, а театр по праву стал гордостью отечественной культуры.

Могила Направника Э.Ф.

 
Hosted by uCoz