ЧЕРКАСОВ Николай Константинович (1903-1966)


ЧЕРКАСОВ Николай Константинович (1903-1966)

Черкасов Н.К. Выдающийся русский советский актер Н.К. Черкасов родился 14 (27) июля 1903 года в Санкт-Петербурге, в семье железнодорожного служащего Константина Александровича Черкасова. Мама - Анна Андриановна - в своем первенце души не чаяла, постоянно оберегая его от всяких напастей. В 1912 году Коля пошел учиться в гимназию. С детства мальчик рос в музыкальной обстановке, по вечерам мама играла на рояле, отец часто водил его в оперу и на симфонические концерты. Первый спектакль, который Николай увидел в своей жизни, был "Руслан и Людмила" в Мариинском театре. Тогда он еще учился в начальных классах гимназии. По словам самого Черкасова, впечатление у него осталось волшебное. Однако о театре, как о профессии, он тогда не помышлял. Но летом 1917 года музыка внезапно захватила Николая. Интерес к ней у мальчика был настолько огромный, что он в одиночку посещал концерты графа Шереметьева, ходил на утренники в филармонию и даже ездил в Павловск, где обычно выступали знаменитые музыканты.

В 1919 году Черкасов окончил Петроградскую трудовую школу и подал заявление в Военно-медицинскую академию. Правда, в душе он сомневался в своем выборе. Однажды он стал свидетелем того, как трамвай переехал прохожего. Кровь на тротуаре вызвала в юноше такой ужас, что он сразу понял: о медицине не может быть и речи. Летом того же года он поступает в театральную студию мимистов, руководимую А.Кларком. Проучившись там несколько недель, 16-летний Черкасов был зачислен мимистом 3-й категории в Петроградский (Мариинский) академический театр оперы и балета. Семье жилось трудно, и надо было искать возможность приработка. В качестве пианиста Николай играет на молодежных вечеринках, участвует в спектаклях Большого Драматического театра. В Мариинском театре молодой артист исполнял эпизодические роли, его также занимали в балетах - сначала в массовых сценах, а затем в отдельных эпизодах. При росте почти два метра молодой артист особенно подходил для характерных ролей, например, Злого гения в "Лебедином озере", брамина в "Баядерке" и др. С 1920 года Черкасов начал танцевать в спектаклях Студии молодого балета и экспериментальных пантомимических постановках Театрально-исследовательской лаборатории Института истории искусств. Вначале он играл характерные мимические роли в классических балетах - например, отца Колэна в "Тщетной предосторожности" или Дон-Кихота в одноименном балете Л.Ф. Минкуса. Затем начал выступать в комических танцах. В "Фее кукол" Черкасов исполнял негритянскую пляску и всегда бисировал ее по требованию зрителей. В печати появились лестные отзывы. После "Двенадцатой ночи" его отметили как "вполне готового актера-эксцентрика с большой техникой".

Осенью 1923 года Николай подал заявления одновременно в Петроградский Институт сценических искусств на драматическое отделение и Институт экранного искусства. Талантливого юношу приняли в оба заведения. Учась в Институте сценических искусств, Николай привлек внимание как острохарактерный, пластически выразительный комедийный актер, тяготеющий к эксцентрической трансформации (Сэр Эндрю в "Двенадцатой ночи" У.Шекспира, Рабурден в "Наследниках Рабурдена" Э.Золя). Тогда же Николай как-то случайно посмотрел в кинотеатре фильм о приключениях комиков Пата и Паташона. Вместе со студентами Борисом Чирковым и Петром Березовым они решают создать свой собственный эстрадный номер. Так в 1925 году в их исполнении появился пародийный танец "Пат, Паташон и Чарли Чаплин", в котором Черкасов исполнял роль долговязого Пата. Трио получало множество приглашений и чуть ли не ежедневно появлялось на различных клубных вечерах, а затем и на профессиональной эстраде, - иногда по три-четыре раза в день.

До 1925 года Черкасов участвовал в Петроградской Студии молодого балета, а затем в Мастерской С.Э. Радлова в спектаклях "Двенадцатая ночь", "Копилка", "Соломенная шляпка". В 1926 году Н.К. Черкасов окончил Институт сценических искусств, играл в дипломных спектаклях "На бойком месте" А.Н. Островского и "Как важно быть серьезным" О.Уайлда. Летом того же года студенческая бригада ИСИ гастролировала по Средней Азии, и самым удачным номером был именно "Пат, Паташон и Чарли Чаплин". Этот же номер способствовал зачислению Черкасова в августе 1926 года в Ленинградский Театр юного зрителя (Лентюз). После эпизодической роли шерифа в "Похождениях Тома Сойера" бессменный руководитель ТЮЗа А.А. Брянцев дал Черкасову главную роль в новой постановке А.Я. Бруштейн и Б.В. Зона - в "Дон Кихоте" (1926), которую тот сыграл с большим успехом. В следующем году Черкасов играл Старика Моора в "Разбойниках" Ф.Шиллера, Судью в "Хижине дяди Тома" по Г.Б. Стоу, Звездинцева в "Плодах просвещения" Л.Н. Толстого. По словам Черкасова, его путь как профессионального актера драмы начался на сцене ленинградского Театра юных зрителей. Однако основным амплуа молодого актера по-прежнему считалась комедийная роль Пата, которую Черкасов исполнял с П.А. Берёзовым и Б.П. Чирковым на эстраде Ленинградского "Свободного театра", где он выступал с 1926 по 1929 год. Параллельно Черкасов участвовал в спектаклях Театра новой оперетты "Комсоглаз" (1927-1928).

На 1927 год приходится и дебют Черкасова в кино. Это была немая картина "Поэт и царь" (режиссер В.Гардин), в которой молодой актер сыграл крохотную роль парикмахера Шарля. Как признается сам Черкасов, впервые увидев себя на экране, он ужаснулся своей худобе и высокому росту. Тогда он даже подумал, что на этом кино для него закрыто. Но на просмотре фильма Гардин воскликнул: "Для артиста Черкасова надо писать специальный сценарий!". И уже в следующем году он был вновь приглашен на съемки. Следующими его работами в кино стали роли в картинах "Его превосходительство", "Мой сын" и "Луна слева". В фильме "Мой сын" (1928) Черкасов вновь играл все того же долговязого Пата. Чтобы не стать заложником этого образа, Черкасов в сентябре 1929 года принял предложение перейти из ТЮЗа в Ленинградский театр "Мюзик-холл". Два года, до весны 1931 года, Черкасов работает в мюзик-холле, участвует в обозрениях "Аттракционы в действии", "С неба свалились", "Одиссея" и других. Он сотрудничает с Московским мюзик-холлом, цирками Москвы и Поволжья, много гастролирует по стране. Но вскоре он понял, что не мыслит свое существование без драматического театра и кино. Летом 1929 года Николай Черкасов познакомился с юной актрисой Ниной Николаевной Вейтбрехт, студенткой отделения истории искусств. Нина впервые увидела Черкасова именно в образе долговязого Пата. Через несколько дней они познакомились на студенческой вечеринке. "Как вы непохожи на вашего Пата!" - удивилась девушка. Черкасов улыбнулся: "Если бы вы знали, сколько времени я трачу, чтобы быть похожим на него!" В ноябре 1930 года они поженились, а весной 1931 года у них родилась дочка.

Весной 1931 года Черкасов переходит в только что созданный в Ленинграде передвижной театр "Комедия". Свой выбор он объяснял тем, что лишь этот театр не гастролировал, а молодому отцу это было крайне необходимо. Как драматический актер, он играет в нескольких пьесах классического и современного репертуара - в спектаклях "Люди и свиньи", "Миллион Антониев", "Театр Клары Газуль". Кроме работы в театре, Черкасов довольно успешно снимался в немом кино. Летом 1932 года он удачно сыграл роль постового милиционера в первом звуковом фильме "Встречный". В 1933 году по приглашению Б.М. Сушкевича Черкасов переходит на работу в Ленинградский театр драмы им А.С.Пушкина. Этот приход многими тогда был воспринят с недоумением: зачем нужен актер-эксцентрик. Действительно первая его роль в этом театре - роль Сенечки Перчаткина в водевиле В. Шкваркина "Чужой ребенок" была лишена всякой драматургии и строилась на одной эксцентрике. Но уже в следующем спектакле "Вершины счастья" по пьесе Дос Пассоса он убедительно сыграл серьезного сыщика Айка Ауэрбаха. Среди его последующих ролей: монах Варлаам (1934 и 1949, "Борис Годунов"), Осип (1936 и 1952, "Ревизор"), Крогстедт ("Нора"), Буланов (1936, "Лес")...

Настоящая слава пришла к Черкасову благодаря кино. Летом 1934 года он снялся в комедии Александра Зархи и Иосифа Хейфица "Горячие денечки". Вместе с Яниной Жеймо они создали комическую пару, сопровождающую пару основных героев Николая Симонова и Татьяны Окуневской. Черкасов и Жеймо великолепно показали свои таланты: их пара, разбитная крошка Кика и смиренный верзила Колька Лошак, придают всему фильму интонацию эстрадно-циркового розыгрыша. В 1935 году он снимается в фильмах "Граница" и "Подруги". А первый большой успех в кино пришел к Черкасову в 1936 году после роли профессора Полежаева в фильме "Депутат Балтики" (реж. А.Зархи и И.Хейфиц). В этом фильме молодой, 34-летний Черкасов блестяще сыграл роль пожилого (по сценарию - 75-летнего) Полежаева. Н.К. Черкасов вспоминал: "Когда мне в руки попал сценарий кинофильма "Депутат Балтики", я вдруг безумно захотел сыграть роль профессора Полежаева, и решил доказать всем, что могу исполнить эту роль. Я продумал все детально - от внешности профессора до голоса, походки, привычек, речи, смеха. Я настолько вжился в роль профессора, что осмелился в гриме, парике, с тросточкой ходить по Ленинграду, разговаривать со знакомыми людьми. Меня не узнавали. Во мне видели пожилого ученого. Моя упорная работа над образом убедили режиссеров И.Хейфица и А.Зархи доверить мне роль. Это была моя первая творческая настоящая победа." Премьера "Депутата Балтики" состоялась 1 января 1937 года в Ленинградском Доме кино и вызвала бурю восторга. Ни один советский фильм еще не удостаивался таких оваций. В том же году на Международной выставке в Париже фильм получил "Гран-при", а сам актер был удостоен звания Заслуженного артиста РСФСР. "Черкасовский образ Полежаева стал классическим образом советского ученого. Черкасов стал политическим актером нашей эпохи", - так писала пресса после выхода на экран фильма.

Год спустя режиссер Владимир Вайншток предложил ему сыграть профессора Паганеля в "Детях капитана Гранта" (фильм снимался с августа 1935 по апрель 1936 года). Жак Паганель, неутомимый путешественник, рассеянный галантный профессор "из Франции" - очаровательный герой фильма, любимый несколькими поколениями зрителей, вызывал сочувствие гораздо большее, чем главные герои. В фильме Черкасов исполнил знаменитую песенку Паганеля "Капитан, капитан, улыбнитесь!.." Успех этого фильма был настолько огромен, что после него посыпались предложения от многих режиссеров. Причем роли предлагались непохожие одна на другую. Летом и осенью 1936 года Черкасов снимался в роли Билли Бонса в фильме "Остров сокровищ", а также начал сниматься в исторической ленте Владимира Петрова "Петр Первый".

Черкасов давно мечтал о роли Петра I. И когда на "Ленфильме" решили экранизировать роман А.Н. Толстого "Петр Первый", он сам пришел к постановщику фильма режиссеру В.М. Петрову и заявил: "Роман Толстого знаю наизусть и готов сыграть в фильме роль Петра!" В ответ Владимир Петров попросил гримера загримировать актера. Петр Первый из Черкасова явно не получался, режиссер предложил ему сыграть главного противника петровских преобразований, царевича Алексея. Выбор Петрова был неожидан и для окружающих и для самого актера, но, поразмыслив, Черкасов согласился. Прочитав сценарий, он засел за книги, исторические исследования. Создавая образ царевича Алексея, Черкасов видел в нем человека, не лишенного характера, волевых черт. При просмотре отснятого материала фильма А.Н. Толстой отметил верность и, главным образом, полноту характеристики Алексея. Это было высшей похвалой для актера. Когда начались съемки второй серии фильма, Черкасову предложили роль Петра I в спектакле Театра им. А.С. Пушкина. "По вечерам я играл в театре Петра I, а по утрам снимался в роли царевича Алексея, так что товарищи мои надо мной подтрунивали, сложив шутливое двустишие: "С утра и до утра - то Алексея, то Петра", - вспоминал Черкасов.

«Александр Невский», 1938 г Весь 1937 год у Черкасова проходит в напряженной работе. В марте он исполняет роль Бесштанько в комедии "Банкир", летом снимается в фильме "Друзья" в роли Беты, осенью играет роль Буранова в спектакле "На берегу Невы" и готовит роль Петра I в одноименном спектакле по пьесе А.Н. Толстого. А вскоре Н.К. Черкасов получает свою первую правительственную награду - 23 марта 1938 года за участие в создании фильма "Петр I" (I серия) он награждается орденом Трудового Красного Знамени. В апреле 1938 года состоялась долгожданная театральная премьера спектакля "Петр I", где Черкасов сыграл главную роль. Тогда же актер занимается и несколько другим видом деятельности. В мае он подает заявление о приеме в члены ВКП(б), а 26 июня избирается депутатом Верховного Совета РСФСР. Черкасов очень верил в Советскую власть. Став депутатом, он действительно старался помогать людям. Много лет спустя он посчитал, сколько человек принял. Оказалось, что за один только 1939 год он принял 2200 человек и рассмотрел 2565 вопросов. Это только официальные цифры, нередко люди обращались к Черкасову прямо на улице или в общественном транспорте. Он сразу же доставал записную книжку, заносил в нее фамилию, имя и адрес просящего и приступал к решению его проблемы. Георгий Товстоногов писал, что если можно было бы собрать в одно место всех, кому когда-нибудь в трудную минуту жизни помог Николай Константинович, пришлось бы арендовать стадион. Н.К. Черкасов был депутатом Верховного Совета РСФСР 1-го и 2-го созывов, депутатом Верховного Совета СССР 3-го и 4-го созывов. Как вспоминал позднее сын актера, Андрей Черкасов, отец всегда помогал людям, но никогда не ставил под сомнение правоту Сталина. "Он был абсолютно советским человеком, и ХХ съезд стал для него ударом. Он отказывался обсуждать эту тему и находился в ужасном состоянии". Пересматривать свои политические взгляды актер отказывался до самой своей смерти.

Но и работу в кино актер не оставлял. После успешных ролей в "Депутате Балтики" и "Петре Первом" Николай Черкасов продолжил в кино ряд реальных исторических персонажей. Летом 1938 года он снимается в заглавной роли в фильме "Александр Невский", а осенью в роли Горького в фильме "Ленин в 1918 году". Предложение великого Сергея Эйзенштейна сняться в главной роли в фильме "Александр Невский" застало актера врасплох. Одной из причин было то, что Черкасов в душе боялся режиссера, поскольку был наслышан, что тот нередко подавляет индивидуальность актера. После первой же встречи с Эйзенштейном он понял, что им трудно будет работать вместе. Встретились две крупнейшие индивидуальности, их взгляды на образ Александра Невского расходились. Однако режиссер оказался настойчив и уговорил Черкасова продолжить работу. Съемки проходили в сложных условиях лета 1938 года, когда от жары плавился асфальт на улицах. Сцены ледового побоища снимались на "Мосфильме". Льдом служила площадка, покрытая жидким тестом, нафталином и крупной солью. Фильм был снят и смонтирован всего за полгода, образ Александра Невского вышел былинно-возвышенным. Не все знают, что в первоначальной версии фильма Александр Невский погибал, отравленный при дворе татаро-монгольского хана. Однако после просмотра фильма с таким финалом Сталин лично распорядился выкинуть этот эпизод, так как он не соответствовал "великому патриотическому произведению".

1 декабря 1938 года картина С.Эйзенштейна "Александр Невский" с Черкасовым в главной роли вышла на экраны. И вновь о работе актера заговорили как об открытии, созвучном времени. Черкасову удалось раскрыть все богатство характера легендарного полководца - сложного, сильного, волевого, вобравшего в себя лучшие черты могучего русского народа. Фильм этот стал одним из самых популярных в годы Великой Отечественной войны. Как современно звучали сказанные с экрана артистом Черкасовым-Невским слова: "А вы идите и скажите всем в чужих краях, что Русь жива. Пусть без страха жалуют к нам в гости! А если кто с мечом к нам войдет - от меча и погибнет! На том стоит и стоять будет Русская земля".

В апреле 1939 года вышел еще один фильм с его участием - "Ленин в 1918 году" (реж. М.Ромм). В нем Черкасов создал образ Максима Горького. Роль была небольшая, но запоминающаяся. В эти годы Николай Черкасов был удостоен ордена Ленина (1939), а в 1941 году за роль Александра Невского - Сталинской премии. 11 марта 1939 года актеру было присвоено звание народного артиста РСФСР, в 1940 году он вступил в ВКП(б). До начала войны Черкасов сыграл еще в фильмах "Человек с ружьем" (1938) и "Шестьдесят дней" (1940). Летом 1939 года в его семье случилось горе - умерла новорожденная дочь. Чтобы приглушить боль, Черкасовы отправляются в гастрольную поездку на Дальний Восток. Задушевные встречи со зрителями, а главное - забота, внимание, любовь мужа помогли Нине Николаевне пережить трагедию. В начале 1941 года у них родился сын, которого назвали Андреем. Вскоре после начала войны, 3 июля 1941 года, актер вступил в ряды народного ополчения. Он был назначен руководителем агитвзвода, организовал и возглавил Театр народного ополчения. 21 августа Академический театр драмы эвакуировался в Новосибирск, вместе с ним уехали Черкасов, его жена и сынишка. Старшая дочь осталась в Ленинграде (она погибла в 1942 году во время блокады). В Новосибирске Николай Константинович создал агитбригаду из артистов своего театра и отправился с концертами на корабли Балтийского флота и в осажденный Ленинград. В 1942 году актер сыграл роль Остапенко в спектакле "Фронт" А.Е. Корнейчука.

В апреле 1943 года в Новосибирск из Алма-Аты, где работала Центральная объединенная киностудия, пришло письмо от Сергея Эйзенштейна. Режиссер предлагал Черкасову сняться в роли Ивана Грозного. Замысел фильма об Иване Грозном возник еще до войны, но воплотить его удалось только тогда, когда крупнейшие киностудии были эвакуированы в Ташкент и Алма-Ату. Именно Черкасова Эйзенштейн посчитал единственным актером, способным воплотить на экране тему величия и трагизма царя. Вскоре начались съемки. Условия были тяжелейшими: "Днем не давали света, - рассказывал Черкасов, - поэтому снимать приходилось по ночам. Сцена взятия Казани снималась в казахстанской степи, дневная жара была изнуряющей для артистов, облаченных в кольчуги и шлемы. А я, Иван Грозный, произнося в сцене венчания на царство тронную речь со словами: "Ну что же наша отчизна, как не тело, по локти и по колени отрубленное?", видел в своем воображении Волхов, Двину, Волгу, мысленно видел, как мой народ сражается на фронтах. Я должен был быть вместе с народом". В роли царя Грозного Черкасов создает образ трагического, самовластного, жестокого самодержца, искренне страдающего за государство. 28 октября 1944 года состоялся просмотр первой серии фильма на большом художественном совете. Сталин остался доволен. На экранах картина появилась в январе 1945 года (параллельно Черкасов исполнил ее и в спектакле "Иван Грозный - великий государь"). Роль Ивана Грозного стала лучшей работой актера в кино.

В 1944 году, после прорыва блокады, театр вернулся в Ленинград. В мае 1945 года в Театре им. Пушкина состоялась премьера спектакля по пьесе В.Соловьева "Великий государь", главную роль в котором сыграл Черкасов. В 1946 году в театре он сыграл роль Мичурина в пьесе А.Довженко "Жизнь в цвету" (режиссер Л.Вивьен).

Н.К. Черкасов и С.М. Эйзенштеин на съемках Ивана Грозного В январе 1946 года Черкасову была присуждена Сталинская премия I степени за фильм "Иван Грозный" (1 серия). На волне успеха первой серии, съемочный коллектив Эйзенштейна приступил к работе над второй серией картины. Однако судьба этой части фильма оказалась печальной. Еще в процессе работы над ней у Черкасова и Эйзенштейна появились существенные разногласия. По мнению актера, во второй части Иван Грозный начал превращаться в человека нерешительного, слабохарактерного, безвольного. Такое же мнение выразил по этому поводу и Сталин, который 25 февраля 1947 года принял в Кремле Эйзенштейна и Черкасова. Во время приема Сталин сказал, что торопливость в таком деле не нужна и важно, чтобы картина была сделана в стиле эпохи. Эта беседа протекала в форме "дружественной" критики, однако на судьбе фильма это отразилось печально: фильм положили на полку, где он пролежал 11 лет. На следующий день после беседы в Кремле Н. Черкасову было присвоено звание народного артиста СССР. А Эйзенштейн через несколько месяцев умер, что не позволило переделать картину.

Весной 1946 года состоялась первая заграничная поездка Черкасова - в составе делегации деятелей советской кинематографии он вылетел в Чехословакию на фестиваль советских фильмов. Через несколько месяцев режиссер Григорий Александров предложил ему роль кинорежиссера Громова в картине "Весна" (1947). Во время съемок Николай Черкасов попал в серьезную аварию. В тот день он сидел за рулем автомобиля, в котором, кроме него, находились еще двое: Любовь Орлова и Григорий Александров. На одном из поворотов машину занесло, и она врезалась в дерево. Орлова не пострадала, Александров сломал ключицу, Черкасову выбило несколько зубов и сильно повредило лицо. Несколько дней он провел в больнице. Из-за этой аварии ему пришлось отказаться от главной роли доктора Петрова в фильме "Во имя жизни" и сняться в эпизоде - в роли сторожа Лукича.

На рубеже 1940-1950-х годов, когда на 16 советских киностудиях снималось всего 10-15 картин в год, Черкасов без дела не оставался. Правда, и фильмы, в которых он снимался, ничего выдающегося собой не представляли. Ему не удалось больше играть героев такого масштаба, как Грозный. Это были историко-биографические картины, в которых актер был вынужден изображать во многом однотипные персоны русской культуры и науки: Горького ("Академик Иван Павлов", 1949), Попова ("Александр Попов", 1949), Стасова ("Мусоргский", 1950, "Римский-Корсаков", 1953), Маяковского ("Они знали Маяковского", 1955). Кроме того, он снялся в эпизодических ролях в картинах: "Адмирал Нахимов" (1946), "Пирогов" (1947), "Счастливого плавания" (1949), "Белинский" (1951) и "Жуковский" (1950). Но герои Черкасова никогда не были похожи один на другого, так же как и не были похожи на самого актера. В трех фильмах - "Александр Попов", "Счастливого плавания" и "Мусоргский" он исполнял главные роли. "Играя роль Попова, - писал Черкасов, - я стремился показать человека ясного светлого ума и сильного, зоркого научного предвидения, подарившего человечеству гениальное открытие и утвердившего приоритет нашей науки". За роль воспитателя суворовцев Левашова из "Счастливого плавания" Черкасову была присуждена третья по счету Сталинская премия (1950). Еще две премии он получил в 1951 году: за роль Стасова в фильме "Мусоргский" актеру была присуждена Сталинская премия I степени, а за роль Попова в фильме "Александр Попов" - Сталинская премия II степени.

26 февраля 1947 года Н.К. Черкасову было присвоено звание народного артиста СССР. Загруженность Черкасова в кино в те годы была высокой, но в Театре имени А.С. Пушкина новых ролей у него не было. Он играл только в четырех спектаклях: "Великий Государь", "Жизнь в цвету", "Борис Годунов" и "Ревизор". На большее у него не было ни времени, ни сил, ведь актер занимался еще и общественной деятельностью. В 1948 году он был избран председателем правления Ленинградского отделения Всероссийского театрального общества, которое возглавлял до конца жизни. В 1949 году вошел в состав Советского комитета защиты мира. В этом качестве Черкасов объездил чуть ли не полмира. В 1950 году участвовал в Конгрессах сторонников мира в Хельсинки и Варшаве. В марте 1950 года в связи с 30-летием советского кино он награжден орденом Ленина. Тогда же был избран депутатом Верховного Совета СССР.

В 1950-х годах активизируется и его театральная деятельность. В театре он играет роли Осипа в новой постановке "Ревизора" (1952), Дюмон-Тери в спектакле "Гражданин Франции" (1953), Маяковского в спектакле "Они знали Маяковского" (1954), Горького в новой постановке "Грозовой год" (1957). 27 июня 1958 года в Театре им. Пушкина состоялась премьера спектакля "Бег" по пьесе М.Булгакова, в котором Черкасов создал образ Хлудова. В 1959 году он сыграл роль академика Дронова в пьесе С.Алешина "Все остается людям" (режиссеры Вивьен и Даусон). В 1962-1963 годах у режиссера Г.Натансона в этой же роли снимется в кино. Эту роль считал одной из лучших в своем репертуаре.

Н.Черкасов и Л.Орлова в фильме «Весна». Главной же работой в кино в это время становится главная роль в фильме режиссера Григория Козинцева по сценарию Е.Л. Шварца "Дон Кихот". Эта роль много для него значила, ведь уже несколько лет он не играл главных ролей в кино. Есть что-то странное, а может быть, закономерное, что всю свою жизнь Черкасов не расставался с "рыцарем печального образа". Впервые он сыграл эту роль в эпизоде в опере Массне, затем исполнял партию Дон Кихота в балете Минкуса. Позднее Черкасов играл Дон Кихота в спектакле ТЮЗа. Ему довелось также появиться в этой роли на сцене Театра им. Пушкина, где гротеск и эксцентричность сочетались с психологической разработкой характера. И, наконец, это был уже пятый "Дон Кихот" Черкасова. "С мыслями о нем я ложился спать, с мыслями о нем я просыпался", - писал актер. Ежедневные съемки по 12-14 часов в день проходили в Крыму, где днем градусник зашкаливал за 50 градусов! Латы раскалялись так, что Николай Константинович порой шутил: "Никто не хочет на мне пожарить яичницу?" Для съемок в Коктебеле была построена шестнадцатиметровая ветряная мельница. Дублером Черкасова был каскадер Васильев, которому предстояло вертеться на крыле этой мельницы. Но Васильева в решающий момент на площадке не оказалось. Пришлось самому Черкасову в нескольких дублях зависать вниз головой на высоте шестнадцати метров. Отметим, что актеру в это время было уже 53 года. Фильм вышел на экраны весной 1957 года и имел большой успех. Заслуги Черкасова были отмечены на международном кинофестивале в канадском городе Стратфорде - за исполнение роли Дон Кихота ему была присуждена премия как лучшему актеру.

Лебединой песней артиста была главная роль академика Федора Алексеевича Дронова в фильме "Все остается людям" (1963, реж. Г.Натансон), снятого по пьесе С.Алешина, которая с Черкасовым шла на сцене Пушкинского театра в Ленинграде с 1959 года. В 1962 году Георгий Натансон решил перенести эту пьесу на экран. Он вспоминает: "Мне очень понравилась пьеса Самуила Алешина - философская, умная. Алешин предложил поставить картину на "Ленфильме". Я стал подбирать актеров и в первую очередь обратился к Черкасову. Он тогда не снимался уже пять лет и очень обрадовался моему предложению". Актер писал: "Я убежден, что мой Дронов совсем не обязательно должен называться академиком. Он мог бы быть и шахтером, и председателем колхоза, и врачом. Важно, что всюду он был бы личностью исключительной. Не "одним из многих", а одним из немногих, тем, кто ведет за собой, а не стремится затеряться в толпе". Худсовет "Ленфильма" кинопробы одобрил: и Попова, и Быстрицкую, и Пилявскую. Про Черкасова же сказали, что он "творческий труп". Его не утвердили. Тогда Товстоногов позвонил в обком, и уже оттуда настояли на кандидатуре Черкасова. Снимали очень легко, Черкасов шутил, рассказывал истории. А ведь тогда он был сильно болен, доктора запрещали ему курить, он стрелял сигареты и покуривал в ладошку...

В начале 1960-х годов здоровье Николая Константиновича заметно ухудшилось. У него обострилась хроническая эмфизема легких, мучила астма, пошаливало сердце. Несмотря на это он продолжал выходить на сцену. С 1964 года актер ежегодно вынужден был ложиться в больницу. Этим не преминули воспользоваться недоброжелатели. В июне 1964 года, после того как ему была присуждена Ленинская премия за роль в фильме "Все остается людям", актер был уволен из театра. В театр, испытывающий затруднения с заработной платой, пришло распоряжение сократить актерские кадры. Директор театра решил "сократить" в первую очередь жен актеров, и Нина Черкасова была в их числе. Тогда Черкасов попытался ее защитить, говорил, что лучше уж уволить его, поскольку он получает значительно больше. Он написал заявление, и 1 августа 1965 года был подписан приказ "Об освобождении Черкасова Н.К. от работы в связи с переходом на пенсию". Для Черкасова это стало большим ударом. Он снова слег. Несмотря на удары судьбы и ухудшающееся здоровье, актер не сдавался. В мае 1966 года он нашел в себе силы провести отчетно-выборную конференцию Ленинградского отделения ВТО. Однако здоровье катастрофически ухудшалось. В августе 1966 года вновь лег в больницу, из которой уже не вышел. Н.К. Черкасов скончался 14 сентября 1966 года, на 64-м году жизни. Когда ушел из жизни великий актер, один из его учеников сказал, что он умер не от сердечной недостаточности, а от недостаточной сердечности…

Около Пушкинского театра состоялся траурный митинг. Народу было так много, что на Невском проспекте приостановилось уличное движение. Траур по Черкасову был всенародным. Его хотели похоронить в Александро-Невской лавре, рядом с другими великими актерами, но ленинградские власти отказали. Тогда жена послала телеграмму Косыгину, и тот приказал разрешить. В последний путь актера провожали тысячи ленинградцев. Есть что-то символичное в том, что актер, сыгравший Александра Невского в одноименном фильме, все-таки был похоронен в Некрополе мастеров Искусств (Тихвинское кладбище) в Александро-Невской Лавре. Пожалуй, самой главной ролью Черкасова является именно эта роль - время не сохранило для нас облика князя, но для всех именно Черкасов - Невский.

«Дон Кихот», 1956 г. Через год после смерти мужа Нину Черкасову все-таки уволили из театра. Затем отобрали призы ее мужа, заставили отдать международные награды, полученные Черкасовым в Европе. Начальство заставило вдову передать их театральному музею.

27 июля 1970 года имя Черкасова было присвоено одной из улиц в новом районе Ленинграда. В марте 1975 года в некрополе Александро-Невской лавры был открыт памятник работы скульптора М.К. Аникушина. Всего на счету актера более 50 ролей в кино и двадцать с лишним лет (1933-1965) службы в Театре драмы имени А.С. Пушкина. Перечень наград и званий Николая Черкасова выглядит впечатляюще: пять Государственных премий и одна Ленинская - самая почетная в СССР. Он был награжден орденами Ленина (1939, 1950), Трудового Красного знамени (1938, 1963), медалями. Черкасов был актёром необычайно широкого творческого диапазона, художником высокого социального оптимизма. Он был поистине народным артистом, которого любили все, обаятельным, скромным и невероятно одаренным.

"С точки зрения профессиональной он был уникален, ему была по силам и высокая трагедия - я помню сцену смерти сына Грозного в "Великом государе", мурашки по коже бегали. И роли комические. Например, Осипа в "Ревизоре" он играл так, что мы, актеры, от смеха удерживались с трудом. А танцевал как! Показывал нам, как в юности изображал Пата... Это умение видеть в жизни и трагическое, и комическое, видеть и донести до зрителей - качество редкостное. Черкасов - представитель истинно русской школы драмы: исповедальной и самосгорающей. Он отдавался роли весь. Задыхался на сцене от ярости, если это надо, и это была его, черкасовская ярость, переплавленная в тот или иной характер".

народный артист СССР И.Горбачев.
Могила Черкасова Н.К.

 
Hosted by uCoz