БЕРД Чарльз (Карл Николаевич) (1766-1843) BAIRD Charles (1766-1843)


БЕРД Чарльз (Карл Николаевич) (1766-1843)
BAIRD Charles (1766-1843)

Ч. Берд Русский инженер и предприниматель Карл Берд родился в 1766 году в Шотландии. Точная дата его рождения неизвестна, так же как и место его рождения. О детстве и юности будущего инженера известно лишь то, что он получил техническое образование на известном Корронском пушечном заводе.

В 1786 году 20-летний Чарльз Берд вместе со своим другом Чарльзом (Карлом Карловичем) Гаскойном прибыл в Россию и поступил на русскую службу. Они оба в числе 10 механиков и металлургов были приглашены из Англии самой императрицей Екатериной II для усовершенствования Александровского пушечно-литейного завода в Петрозаводске, где Гаскойн стал управляющим, а Берд проработал три года его помощником. Впоследствии Карл Гаскойн (1739-1806) прославился в России как архитектор и предприниматель, механик и изобретатель, строитель Адмиралтейского и Ижорского заводов, специалист по выплавке чугуна и изготовлению пушек. Затем некоторое время Ч.Берд служил на Олонецком металлургическом заводе, а потом, сколотив небольшой капитал, переехал в Санкт-Петербург и стал в 1789 году компаньоном своего тестя - петербургского предпринимателя Франца Моргана.

Первый русский пароход В это время в Петербурге, на левобережье Невы, оставалась неосвоенной территория между Галерной верфью и Новым Адмиралтейством. Болотистый клочок земли, омываемый Невой, Мойкой и Пряжкой, получил название Матисова острова в честь мельника Матиса или Матиаса, жившего здесь когда-то и в начале Северной войны сообщавшего Петру I о передвижении шведских войск. Разведчиком Матис не был, просто ему принадлежала мельница, которая являлась самым высоким строением в округе, и с нее открывался прекрасный обзор акватории. В 1792 году Чарльз Берд (теперь его называли Карлом Николаевичем) получил право на строительство завода в Петербурге именно здесь, на Матисовом острове в устье реки Фонтанки. Уже в 1796 году стараниями товарищества Берда и заводчика Ф.Моргана тут были возведены четыре каменных корпуса первого в Петербурге литейно-механического завода, где было налажено производство паровых машин. Это был первый в тяжелой промышленности Петербурга частный литейно-механический завод и имел он хорошо организованное металлургическое производство.

После смерти компаньона Берд стал единоличным хозяином завода. Умело применяя свои знания, с присущей ему энергией, Ч.Берд сумел воспользоваться обстоятельствами строящегося Петербурга. Товариществу удалось развить незначительное прежде производство механических мастерских Ф.Моргана на Матисовом острове до больших размеров. Завод постепенно рос и со временем стал огромным судостроительным и литейно-механическим предприятием, производившим самую различную продукцию не только для флота. Здесь выпускались решетки, барельефы и мосты, печи для сахарных заводов, коленчатые валы, лопасти и паровые машины, предметы бытового назначения, а затем оборудование для промышленных предприятий. Здесь же, на острове, Берд построил корабельную верфь, лесопильный завод и паровую мукомольню. Завод Берда стал первым в России по производству металлообрабатывающих станков.

В 1800 году на заводе Берда была построена первая паровая машина его собственной конструкции, позднее налажено их массовое производство (машинами Берда, например, был оснащен Петербургский Монетный двор). В 1811 году правительство пожаловало Берда чином обер-гиттенфервальтера VIII класса с формулировкой за "усиленные и разнообразные труды на пользу мануфактурной промышленности".

К 1813 году на заводе было изготовлено около 200 паровых машин, 11 из которых были пароходными. Кроме того, Чарльз Берд обучал учеников - из числа умеющих писать машинистов, слесарей, кузнецов изготовлению паровых машин. Заводчик в течение пятилетнего срока обучения в дополнение к казённым жалованью и хлебному довольствию добавлял ученикам пособие от 5 до 15 рублей в месяц.

Львиный мост в Петербурге Постепенно завод стал крупнейшим предприятием столицы. В 1813 году на заводе Берда выполняют крупный заказ на изготовление решетки Обводного канала в Кронштадте. В том же 1813 году удачливый предприниматель Чарльз Берд получил исключительную привилегию на постройку и эксплуатацию паровых судов в России. Привилегия на постройку пароходов досталась Берду в жесткой конкурентной борьбе. В 1813 году Александр I предоставил американцу Роберту Фултону - изобретателю паровой машины - монопольное право в течение 15 лет эксплуатировать пароходные суда на линии Петербург-Кронштадт и на российских реках. Но Фултон не смог выполнить одно из главных условий договора - в течение 3 лет он не ввел в строй ни одного судна, - и тут появился Берд. В 1815 году он сам спроектировал и построил на собственном заводе первый российский пароход "Елизавета".

Его соорудили на базе "стимбота" - тихвинской деревянной лодки. Он имел длину 18,3 м, ширину 4,57 м и осадку 0,61 метра. В трюме судна была установлена балансирная паровая машина Дж.Уатта мощностью 4 л.с. и частотой вращения вала 40 оборотов в минуту. Машина приводила в действие бортовые гребные колёса диаметром 2,4 метра и шириной 1,2 метра, имевшие по шесть лопастей. Однотопочный паровой котел отапливался дровами. Над палубой судна возвышалась кирпичная дымовая труба. Считалось, что трубы по аналогии с печами должны изготавливаться из кирпича, поэтому первый русский пароход имел кирпичную трубу, которую впоследствии заменили на металлическую трубу высотой 7,62 метра. Труба могла нести на себе при попутном ветре парус. Скорость парохода достигала 5,8 узла (10, 7 км/ч).

Предприимчивый англичанин продемонстрировал судно на реке Пряжке и Неве, вызвав необычайный восторг петербуржцев. При большом стечении народа и в присутствии членов августейшей фамилии стимбот "Елизавета" продемонстрировал свои ходовые качества. Публика ликовала, а Берд получил выгодные правительственные заказы. Имя Берда стало символом успеха, появилась поговорка: на вопрос "Как дела? петербуржцы отвечали: "Как у Берда. Только труба пониже да дым пожиже".

Ангел на Александровской колонне В том же году в Департаменте государственного хозяйства и публичных зданий было заведено "Дело о выдаче привилегий владельцу литейного завода Чарльзу Берду на судно, приводимое в движение паром". Берд наладил регулярное пароходное сообщение по Неве (1815), а 3 (15) ноября 1815 года открылось регулярное пароходное сообщение между Петербургом и Кронштадтом: в 6 часов 55 минут судно отправилось в свой первый рейс из Санкт-Петербурга в Кронштадт с пассажирами на борту, бороздя воды Невы и Финского залива. В 7 часов он прошел Петербургскую брандвахту, а в 10 часов 15 минут прибыл в Кронштадт. Весь путь он преодолел за 3 часа 15 минут. В 13 часов 15 минут пароход, взяв на борт пассажиров, отправился в обратный рейс. Из-за ухудшения погоды на обратный рейс из Петербурга в Кронштадт "Елизавета" при средней скорости 8,75 версты/час (9,3 км/час) затратила почти пять с половиной часов. Командир Кронштадтского порта приказывал состязаться с пароходом лучшему гребному катеру, который, уступая в скорости, временами догонял пароход, а иногда перегонял и даже приставал к судну.

Этот рейс и само судно подробно описал в журнале в конце 1815 года П.И. Рикорд (впоследствии адмирал). Он впервые использовал вместо английского названия паровых судов "стимбот" ("паровой корабль") русский термин "пароход", быстро распространившийся по всему миру. Рейс имел колоссальный успех, впоследствии работы по созданию пароходной флотилии продолжились, и пятью годами позже на линии Санкт-Петербург-Кронштадт курсировало уже четыре парохода Берда. Два из них имели паровые машины в 35 л.с., один - 25 л.с. и один - 12 л.с.

В 1815 году Ч.Берд создал новое пароходство на Неве и долгое время был единственным хозяином парового сообщения по Неве и её рукавам, а также между Петербургом и Кронштадтом. Пароходы Берда занимались пассажирскими перевозками, а с 3 июня 1817 года - также и грузовыми. Конкуренция между парусными судами и пароходами продолжалась недолго - использование пароходов было намного удобнее и быстрее, таким образом почти все перевозки оказались в руках Берда. Он за короткий срок настроил множество транспортных судов, на которых посредством буксиров перевозились товары из Кронштадта в Петербург и обратно без всякой конкуренции, благодаря чему нажил громадное состояние.

Царь-Пушка В 1816 году на заводе Берда был спущен на воду второй пароход улучшенной конструкции с машиной мощностью 16 лошадиных сил. Начиная с навигации 1817 года, регулярные пассажирские рейсы стали совершаться по два раза в день. Позднее было открыто пароходное сообщение между Санкт-Петербургом, Ревелем, Ригой и другими городами. Постепенно предприимчивый обер-бергмейстер (чиновник VII класса Табели о рангах России) Чарльз Берд взял в свои руки речное пароходостроение по всей России. Обладание привилегией сроком на 10 лет давало ему право на монопольное строительство судов для Волги, из-за чего никакое частное лицо без разрешения Берда не имело возможности строить свои пароходы или делать их на заказ. Такое положение вещей несколько затруднило отечественное пароходостроение. Несмотря на это, в 1817 году владелец железнодорожного Пожевского завода на Каме В.А. Всеволожский построил два парохода мощностью 8 и 36 номинальных сил, предназначенных главным образом для транспортировки уральских грузов на открывшуюся в то время Нижегородскую ярмарку.

По официальной справке, к 1820 году по русским рекам уже ходили или были готовы к спуску пятнадцать пароходов, а к двадцатилетнему юбилею первого рейса парохода Берда в России насчитывалось 52 парохода. "Богатые купцы и капиталисты, - писал современник, - с грустью и поздним раскаянием смотрели, как промышленник-шотландец наживал миллионы, которые по праву принадлежали бы им, если бы у них было больше инициативы и разумной предприимчивости".

Исключительная императорская привилегия на строительство и эксплуатацию паровых судов в России принадлежала Берду в течение почти 30 лет - до 1843 года. Промышленник умел обращаться с государственными чиновниками. Мемуарист Филипп Вигель описывал прогулку на пароходе "Елизавета", на которую Берд пригласил его в компании графа М.Вильегорского и влиятельного царедворца Августина Бетанкура, впоследствии ставшего министром путей сообщения. Маршрут прогулки проходил по Неве (с посещением завода Берда), затем по Ладожскому озеру. Семейство Берда, находившееся на пароходе, развлекало и угощало приглашенных гостей на борту корабля.

В 1817 году Чарльз Берд руководил устройством паровых машин при Санкт-Петербургском Арсенале, за что ему был пожалован орден Св. Анны 2-й степени (1817). Кроме того, на его заводе изготавливались металлоконструкции для петербургских мостов и зданий, фонари, ограды, детали декора, рельефы, скульптура, в т.ч. для зданий Сената и Синода. Берд был руководителем изготовления чугунных и металлических деталей для висячих мостов в Петербурге - Почтамтского (1824), Пантелеймоновского (1824) и Львиного (1825-1826) через канал Грибоедова, а позднее исправлением и устройством машин и станков в Санкт-Петербургском монетном дворе (1826). Первый Инженерный мост (1824-1825, у Летнего Сада), пролет которого составлял 19,35 м, ширина между перилами - 9,5 м, длина - 20,05 м. был построен Александровским чугунолитейным заводом и заводом Берда.

Он участвовал в таких крупных государственных работах, как устройство городского водопровода, строительство Казанского и Исаакиевского соборов, для которых он выполнил уникальные металлические перекрытия. Завод Берда выполнял также заказы по строительству Тульского оружейного завода, Шлиссельбургских шлюзов, устройства для обточки стекла по заказу Императорского стекольного завода и многие сложные по тем временам механизмы. Всё это гарантировало Берду невиданное процветание.

В 1826 году заводом Берда были отлиты пробные экземпляры сфинксов для Египетского моста в Петербурге. Выполненные скульптором П.П. Соколовым эти сфинксы были впоследствии перенесены на пристань на Крестовском острове. На литейном заводе Берда были изготовлены решетки для сада Михайловского замка, а в 1829 году Чарльз Берд получил крупный заказ на изготовление деталей памятника Александру I - знаменитой Александровской колонны на Дворцовой площади Петербурга. В течение пяти лет заводом Берда выполнялись барельефы, медные украшения, капители колонны. Фигура ангела, установленная на вершине Александрийской колонны, также была отлита на заводе Берда. Заказ был успешно выполнен к 1834 году, а Берду был пожалован орден Святого Владимира 3-й степени.

Практически одновременно с этим заказом на заводе Берда отливались декоративные чугунные ядра и лафеты для Царь-пушки в Московском Кремле. Чарльз Берд сообщил о полной готовности лафетов, уже окрашенных и приготовленных к отправке в Москву 16 февраля 1835 года. Как известно, Царь-пушка не принимала участие в боевых действиях, однако, ее отливали именно как боевое орудие (заряжалась бы, вероятно, картечью).

Бердов мост в Петербурге Берг-гауптман, известный заводчик и первый строитель пароходов на Неве, выдающийся предприниматель Чарльз (Карл Николаевич) Берд умер в Петербурге 28 ноября (10 декабря) 1843 года и был похоронен на Смоленском лютеранском кладбище. Все свое огромное наследство он оставил сыну Францу (Френсису). Франц Карлович Берд (1802-1864) с успехом продолжал дело отца, был известен такой же преданностью своему делу, как и его отец; из многочисленных его работ наиболее замечательны барельефы Исаакиевского собора, разводная часть Николаевского моста в Санкт-Петербурге и многие другие конструкции. Это его имели в виду столичные жители, когда, желая подчеркнуть отменное качество товара, говорили: "Сделано, как у Берда". В том смысле, что лучше не бывает. Внук Чарльза Джордж был достойным продолжателем династии Бердов. На нём династия закончилась - и завод был продан.

Чарльз Берд, с именем которого тесно связано не только становление крупного металлургического и машиностроительного производства, но и внешний облик северной столицы, оставил в Петербурге след, вполне сравнимый с деяниями великих зодчих. На его заводе были изготовлены барельефы Александрийской колонны, фигуры для здания Сената и Синода, части купола Исаакиевского собора, пролетные строения всех висячих мостов, а уж о фонарях, решетках, балконах - и говорить нечего.

На протяжении всего XIХ века завод Берда выполнял значительные заказы империи и самые сложные заказы промышленников. В Петербурге были следующие заводы Берда: коксообжигательный, чугунно-литейный, лесопильный, мукомольный, сахарный. Все заводы имели безупречную репутацию. В конце 1864 года на Галерном острове в Петербурге был заложен первый российский фрегат на паровой тяге. Он был спущен на воду в августе 1867 года. Броню изготовили на Ижорском заводе. Одновальную энергетическую установку мощностью 2170 индикаторных сил и скоростью чуть более 10 узлов построили на заводе Берда. В то же время завод выпускал двигатели для российских мониторов. В 1870-х годах завод был пионером в создании миноносок (минных катеров), а также строил крейсера для службы на Тихом океане.

Династия Бердов (отец Чарльз, сын Френсис и внук Джордж) создала огромное производство, поставлявшее продукцию не только для Военного ведомства, но оставившего замечательные произведения искусства. Однако в 1881 году наследники английского предпринимателя продали завод, ставший в последствии частью объединения "Адмиралтейские верфи", анонимному акционерному обществу Франко-Русских заводов, на нем развернулось строительство крупных военных кораблей.

После революции предприятие было национализировано, переименовано в 1922 году в завод им. Карла Либкнехта и до 1924 года было закрыто ввиду отсутствия топлива и металла. С 1928 года - это Государственный медеобрабатывающий завод им. Ворошилова. На нем было развернуто производство продукции из алюминия и алюминиевых сплавов. Здесь в 1930-е гг. был изготовлен первый отечественный цельнометаллический самолет "Максим Горький" и освоен прокат алюминиевой фольги. В годы войны завод был в основном демонтирован и эвакуирован на Урал. На оставшемся оборудовании для нужд фронта наладили выпуск броневого листа, пиротехнических снарядов, минометных взрывателей, снарядных поясков и выполняли правку лопастей воздушных винтов для боевых самолетов.

Знаменитая в начале XIX века поговорка была забыта, но в память о блестящем инженере остался маленький мост через Пряжку, который носит славное имя Берда.

Жители окрестных деревень толпами высыпали, чтобы полюбоваться невиданным зрелищем: большим дымящимся судном, быстро поднимающимся по реке без парусов и вёсел…

воспоминания Филиппа Вигеля
могила Ч.Берда

могила Чарльза Берда

 
Hosted by uCoz