БЕТАНКУР Августин (1758-1824) Agustin Jose de BETANCOURT y MOLINA (1758-1824)


БЕТАНКУР Августин (1758-1824)
Agustin Jose de BETANCOURT y MOLINA (1758-1824)

Августин де Бетанкур и Молина Выдающийся ученый, педагог, государственный деятель, инженер, изобретатель, конструктор, Августин Хосе Педро дель Кармен Доминго де Канделария де Бетанкур-и-Молина родился 1 февраля 1758 года в Испании, в местечке Пуэрто де ла Крус на острове Тенерифе (Канарские о-ва). Его детство прошло в образованной буржуазной семье, в которой формировались характер и наклонности к научному поиску и техническому творчеству. Эта семья имела старинные корни и начиналась от француза Жана де Бетанкура, который в 1417 году объявил себя королем Канарских островов. В возрасте 20 лет Августин приезжает в столицу Испании Мадрид, где получает инженерное образование и обнаруживает блестящие способности к рисованию.

Склонность к техническому творчеству проявилась у Бетанкура сравнительно рано. В возрасте 25 лет он демонстрирует подъем в воздух первого в Испании воздушного шара. Вскоре после этого он выполняет важное государственное задание, подготовив доклад о состоянии добычи ртути, а затем сообщение о сооружении канала в Арагоне.

В 1784 году Бетанкура направляют для продолжения образования в Париж. Пребывание во Франции становится одним из самых плодотворных периодов в его становлении как инженера. Получив всестороннее научное образование в Париже, Бетанкур был отправлен испанским правительством в страны Западной Европы для обозрения различных систем судоходства, каналов, паровых машин и т.п. Бетанкур успешно выполнил это поручение. Со временем ему было суждено стать одним из прославленнейших инженеров-экспериментаторов, механиков и гидротехников Европы.

О широте его инженерных и научных познаний свидетельствуют работы, выполненные им во Франции (методики литья пушек и чеканки монет). А по возвращении в Испанию, в 1788 году, А.Бетанкура (30 лет от роду) назначают директором Королевского кабинета машин Испании, где он создает образцы самых передовых в то время технических изобретений. В 1790 году в Париже выходит первый крупный научный труд Бетанкура "О расширительной силе паров". В 1798 году на Бетанкура была возложена разработка технологии очистки каменного угля, организация в Испании корпуса инженеров путей сообщения, а также сооружение совместно с часовщиком А.Л. Бреге оптического телеграфа между Мадридом и Кадисом. В 1800 году Бетанкур назначен генерал-инспектором корпуса инженеров путей сообщения и членом финансового управления, в 1801-м руководителем Генеральной инспекции дорог и каналов при Королевском кабинете Испании, а в 1803 году - интендантом армий и главным директором почт. Благодаря своим поездкам по стране он накапливает обширные знания о различных сооружениях, и эти знания оказывают ему неоценимую услугу в ситуациях, связанных с ликвидацией последствий водных катастроф. При этом он бережно относится к природе, чем вызывает по отношению к себе ненависть землевладельцев, готовых защищать собственные интересы любой ценой.

В своей деятельности Бетанкур не раз сталкивался с неприязнью со стороны испанского правительства Мануэля Годоя. В условиях развернувшейся народной войны против правительства, готового поступиться независимостью страны под угрозой нашествия Наполеона, Бетанкур уже в 1805 году по совету друзей размышляет о том, чтобы избрать как меру своей безопасности добровольное изгнание и работу за границей. Событием, окончательно склонившим Бетанкура к эмиграции, стала гибель большей части коллекции, собранной в кабинете инспекции дорог и каналов при обстреле французами Мадрида 2 мая 1808 года. Был уничтожен труд его директора, Августина Бетанкура, а после возникших в Мадриде беспорядков он решает уехать из Испании. Сначала Бетанкур отправился в Париж, а затем, в немецком городе Эрфурте состоялась знаменательная встреча уже хорошо известного в Европе инженера с русским императором Александром I. Бетанкур предложил свои знания и инженерный опыт России, и его просьба была удовлетворена. В ноябре 1808 года он переезжает в Санкт-Петербург, поступает на русскую государственную службу в ведомство путей сообщения в чине генерал-майора, и до самой смерти верой и правдой служит интересам своей второй родины.

Уже совсем скоро деятельность А.Бетанкура на российской службе была отмечена присвоением ему звания генерал-лейтенанта. Первые два года его пребывания в России были посвящены организации учебного заведения, в котором должны готовиться инженерные кадры. В 1802 году такое учебное заведение, получившее название "Школа дорог и каналов", было создано Бетанкуром в Мадриде. Этот опыт пригодился ему и в России: в 1809 году по инициативе и при активном участии Августина Августиновича Бетанкура в России учреждается Корпус инженеров путей сообщения, а 15 сентября того же года Бетанкур становится директором им же созданного Института корпуса путей сообщения (ныне Петербургский государственный университет путей сообщения).

Бетанкуром были созданы научные основы образования инженеров путей сообщения по учебному плану, объединившему общенаучную, общеинженерную и специальную подготовку в одном вузе, предусматривавшему наряду с теоретическим обучением работы в мастерских, чертёжные работы, дающие навыки проектирования, практику строительных работ. Впервые учебный план высшего технического учебного заведения включал такие дисциплины, как высшая математика и начертательная геометрия. Бетанкур оставлял при Институте лучших выпускников и готовил из них будущих профессоров (Севастьянов, Готман, Рерберг, Рокасовский, Волков, Адам), способствовал расширению строительства путей сообщения, формированию в Институте прогрессивных взглядов на общественное развитие России. Им создано множество действующих инструментов и моделей (макетов подъёмных механизмов - кабестанов, лебёдок), мостовых ферм, строительных конструкций, использовавшихся в учебном процессе.

По инициативе Бетанкура были открыты Школа кондукторов путей сообщения и Военно-строительная школа подготовки младших специалистов строителей и десятников, мастеров, чертёжников для ведомства путей сообщения, что положило начало государственной системе специального среднетехнического образования в России. При Бетанкуре созданы библиотека (1810) и музей Института (1813), изданы первые учебники и учебные пособия на французском и русском языках ("Основания начертательной геометрии" и "Начальные основания аналитической геометрии" Севастьянова, "Дифференциальные исчисления" Базена, "Основания механики" Дестрема, "Курс теории построения машин" Чижова, "Высшая геометрия в пространстве" Майорова и др.).

С самого своего приезда в Петербург знаменитый инженер участвовал в решении проблем практически всех строек государственной важности в России. Здесь ему было открыто широкое поприще для применения его познаний. В частности, по окончании войны 1812 года, с которой было связано заполнение денежного обращения фальшивыми ассигнациями французского производства, перед правительством России остро встал вопрос поиска выхода из создавшегося положения. В декабре 1813 года министр финансов граф Д.А. Гурьев представил доклад Александру I, в котором обосновал необходимость не только замены существующих ассигнаций новыми, но и высказал предложение об устройстве особого заведения по их изготовлению. Хотя идея эта и была встречена благожелательно, но к ее практическому осуществлению из-за продолжавшейся войны с Наполеоном приступить немедленно было невозможно. Только в 1814 году было принято решение поручить проектирование, строительство и оснащение механизмами и машинами нового учреждения по производству ассигнаций "сведущему во всех технологических производствах" генерал-лейтенанту Августину Августиновичу Бетанкуру. Перед ним была поставлена задача "по изысканию всех способов, наиболее подходящих для того, чтобы насколько это возможно защитить бумажные деньги от попыток подделки". Поэтому от А. Бетанкура требовались способности не только талантливого инженера, но и искусного рисовальщика.

Составленная А. Бетанкуром предварительная смета создания "нового заведения для делания ассигнаций" включала не только общую сумму затрат (600 тыс. руб.), но и проработку технологической части проекта, включая эксперименты по выбору волокнистого материала для изготовления бумаги и составление перечня оборудования, необходимого для осуществления всего производственного процесса. В 1815 году в Петербурге, на левом берегу реки Фонтанки были приобретены участки земли и несколько каменных строений, а 4 марта 1816 года Александр I утвердил представленный план и смету. Обращаясь к А. Бетанкуру, царь писал: "План и смету, составленные вами для устройства фабрики делания ассигнационных листов и прочих гербовых бумаг, я рассмотрел в подробности и, утверждая их во всей силе, повелеваю, из особой моей к вам доверенности и уважения к отличным познаниям, провести оное устройство к окончанию и в полное действие под непосредственном вашим наблюдением и надзором".

Первым и самым важным решением, принятым Бетанкуром, определившим будущее изготовления денежных билетов в России, было объединение бумажного и типографского производств, до этого они были разрознены и территориально, и административно. Специализированного предприятия по изготовлению ассигнаций до 1818 года в стране не было: бумага изготовлялась на бумажной мельнице в Царском Селе, а печатание, нумерация и штемпелевание ассигнаций производились в помещениях сенатской типографии в Петербурге. По проекту, разработанному А. Бетанкуром, был сооружен комплекс зданий нового заведения, в котором разместились бумажная фабрика, типографии, различные мастерские. Здесь же расположились казарма для рабочих, помещения для магазина и караула, а также администрация и квартиры для чиновников и служащих. При проектировании нового заведения А. Бетанкур, имевший к тому времени солидный опыт возведения гидротехнических сооружений, сумел не только использовать опыт аналогичных предприятий Европы, но и разработать ряд процессов и механизмов, опередивших технический уровень того времени. Так, для размола пеньки в однородную волокнистую массу были использованы "цилиндры" (рольные ящики). Они, по словам А. Бетанкура, были "сконструированы с точностью, неизвестной до сего времени: работа их более быстра и более совершенна, а между тем изнашиваются они гораздо меньше".

В бумагоделательном производстве впервые в России была использована паровая машина, построенная на заводе Берда в Петербурге. От паровой машины с помощью шкива и ременной передачи приводились во вращение не только роллы для измельчения бумажной массы, но и гидравлические прессы для обезвоживания бумаги. "Подобного устройства, - утверждал А. Бетанкур, - не существовало еще нигде". Он писал по этому поводу: "То, что на всех других фабриках требует большого количества лебедок, рычагов, веревок и занимает много места, здесь делается в одном небольшом помещении посредством гидравлических прессов, управление каждым требует только двух или трех человек, работа у прессов производится быстро и без утомления". Одним из достижений явилась разработка еще не известного мировой практике способа формирования водяных знаков (филиграней). Водяной знак стали получать путем штемпелевания его на сетке ("на черпальные формы стали нашивать сетки, прессованные со штемпелей с медальорным характером гравюры"). Преимущество этого способа заключалось не только в сокращении времени и затрат труда на вышивание, но и в обеспечении идентичности водяных знаков, что сыграло большую роль в защите ассигнаций от подделки. В последующие годы этот способ получил дальнейшее развитие и высокое признание за рубежом.

Ассигнация 1818 года в 50 рублей В организации промышленного производства для изготовления бумажных денег А. Бетанкур видел возможность предотвращения подделок. Он полагал, говоря об изготовлении бумаги, что "такую бумагу можно выделывать только в крупном предприятии с громоздкими и шумными машинами, которые никак нельзя применить в тайном производстве". Особую заботу Бетанкур проявлял об оснащении современным оборудованием не только бумагоделательного, но и типографского отделения. В своем отчете министру финансов 20 января 1818 года он признавался, что предлагал "в первом проекте по меньшей мере 50 станков для ежедневного печатания достаточного количества билетов". И действительно, 52 станка были приобретены у содержателя типографии Министерства иностранных дел Плюшара.

А. Бетанкур внимательно следил за развитием печатного дела в других странах. "Получив сведения о новом, приобретенном в Англии, непрерывно действующем станке", он, по собственному признанию, "выписал один из таких станков и нашел, что он может быть применен для поставленной цели с большим преимуществом". "Одна эта машина, - писал он в обосновании сделанного выбора, - обслуживаемая шестью подростками и двумя или тремя взрослыми, дает продукцию, почти равную продукции 50 обыкновенных станков, обслуживаемых 100 людьми". Два английских станка были не только приобретены, но и послужили образцом для изготовления таких станков собственными силами. Кроме английских и сделанных по их моделям станков в типографии имелось 10 немецких и 31 станок, изготовленный на Ижевском заводе.

В том же отчете министру финансов А. Бетанкур, говоря об оснащении типографии, не без гордости упомянул, что им предусмотрены "все машины, последовательная работа которых дает законченные ассигнации, вплоть до подписей". Для этого у него были все основания, так как впервые исключалась подпись ассигнаций вручную, а сами машины для нумерации были сконструированы им самим. Он отмечал, что "механическая нумерация отныне будет столь же правильной, как и все остальное в билете. Непрерывно действующий станок работал так, что билеты одновременно печатались и нумеровались". Однако это изобретение А. Бетанкура, хотя и сулило определенный производственный эффект от совмещения двух операций, не было поддержано. Дело в том, что печатание ассигнаций и их нумерация были искусственно разделены и производились в изолированных друг от друга помещениях, чтобы исключить возможность хищения ассигнаций в типографии.

Строительство производственного комплекса и монтаж технологического оборудования были закончены в общих чертах к началу 1818 года. 20 января этого года А.Бетанкур представил отчет о выполненных работах министру финансов. Заслуги инженера были отмечены указом Александра I, ему был пожалован орден Владимира 2-й степени, были щедро отмечены и все его сотрудники.

Нижегородская ярмарка 4 февраля 1818 года князю А.Н. Хованскому было поручено принять постройки, что он и исполнил 24 марта 1818 г., став Управляющим нового заведения по производству бумажных денег и других гербовых бумаг. Первоначально новое заведение получило название "Департамент заготовления государственных бумаг", однако 10 августа 1818 года оно получает новое и окончательное наименование - "Экспедиция заготовления государственных бумаг". 21 августа Государственный совет утвердил проект учреждения Экспедиции. Это мнение было утверждено резолюцией Александра I: "Быть посему".

Еще до официального открытия предприятия, 30 марта 1818 года начались работы по подготовке к изготовлению новых ассигнаций. Прежде всего необходимо было представить общий вид ассигнаций с учетом принятого решения о предполагаемом изготовлении пяти номиналов билетов. На этом этапе вновь с инициативой выступил А. Бетанкур. Блестящие способности к рисованию и знания, полученные во время его занятий в Мадриде в Академии изящных искусств Св.Фердинанда под руководством известного художника Маэльи, оказались востребованы в России. А. Бетанкур представил на рассмотрение князя А.Н. Хованского - Управляющего Экспедицией - оформленные им образцы новых ассигнаций. С художественной стороны они выгодно отличались от своих предшественников. При их оформлении использовался входящий в моду новый стиль - ампир, с которым А. Бетанкур познакомился во Франции. Строгость форм ампира сочеталась с использованием различных эмблем, придающих торжественность и богатство оформлению билетов. В качестве таких элементов впервые на билетах было помещено изображение Государственного герба России - двуглавого орла с широко раскинутыми крыльями и другими аксессуарами власти - императорской короной, скипетром, московским гербом, венком, молниями, факелом.

Специальная комиссия из директоров Ассигнационного банка, рассмотрев образцы ассигнаций, оформленные А. Бетанкуром, признала их "не совсем удачными". В частности, комиссия сочла неприемлемой "одинаковость их формата", "единообразие цифр в нумерах", "нерегулярность литер в прописях". По ее мнению, представленные на рассмотрение образцы ассигнаций не представляли затруднений при подделке. В своем заключении князь А.Н. Хованский написал: "Не переменяя ничего в представленном от генерал-лейтенанта Бетанкура рисунке всех ассигнаций, отменить токмо предлагаемое им двойное тиснение..." Вместо этого было предложено печатать на ассигнациях "сетку краскою серого цвета", а украшения, подписи, буквы в прописях и цифры в нумерах - красками разного цвета с тем, чтобы "каждое достоинство ассигнационной бумаги имело свой отличительный знак". Такое "изобретение", по мнению князя, было "несравненно удобнее и гораздо меньше требует времени, нежели двойное тиснение, для глаза же приметнее, а для подделки почти невозможное: один человек не в состоянии взяться за это дело, так как, как бы он не был искусен, ему окажется не под силу писать сетку пером, а еще менее вырезывать оную".

Производство бумажных денег и создание Экспедиции заготовления государственных бумаг было не единственным вкладом А.Бетанкура в российскую промышленность. За период своего служения России он сделал очень многое. Еще в 1816 году А. Бетанкур стал инициатором учреждения Комитета строений и гидравлических работ, призванного организовывать и оснащать передовой техникой важнейшие инженерно-гидротехнические и строительные работы в стране. Занимая эту должность до 1822 года, он осуществлял руководство строительством выдающихся архитектурных ансамблей в разных городах России. Под его началом помимо комплекса зданий Экспедиции изготовления государственных бумаг построены Монетный двор в Варшаве, экзерциргауз (Манеж) в Москве (совместно с инженером Треттером Карбониером) в 1817 году, первый постоянный мост через Малую Невку (Каменноостровский) в Петербурге в 1813 году, мосты на Московском шоссе, в Петергофе и Туле; Таицкий водопровод. При его участии созданы технические средства (леса и подъёмные механизмы) для возведения колонн Исаакиевского собора и Александровской колонны на Дворцовой площади.

Этот памятник, установленный на Дворцовой площади в Петербурге, является уникальным сооружением. Первоначально он имел форму обелиска, затем вид колонны (общая высота 47,5 метра, самая высокая колонна в мире). Бетанкур разработал оригинальную систему подъёма: строительные леса, 60 кабестанов и система блоков. Сам подъём состоялся 30 августа 1832 года. Для приведения гигантского монолита весом в 600 тонн в вертикальное состояние потребовались 2 000 солдат и 400 рабочих, которые установили монолит на место всего за 1 час 45 минут. Этот памятник, увенчанный бронзовой капителью и скульптурой ангела (скульптор Б.Орловский), стал композиционным центром Дворцовой площади.

А. Бетанкур создал многоковшовый экскаватор для очистки Кронштадтского порта, машины для Александровской хлопчатобумажной мануфактуры в Павловске. Он модернизировал устаревшее пушечное производство на Тульском оружейном заводе, построил пушечный литейный дом в Казани, заложил основы построения и реконструкции каналов, поддержания в рабочем состоянии судоходных рек, возведения через водные преграды мостов разнообразных конструкций, в том числе висячих, разработал системы водоснабжения Царского Села и Казани. По проекту Бетанкура в 1821 году был сооружён плашкоутный мост через Неву и береговые устои. В память об этом на Университетской набережной установлена стела с именем Августина Бетанкура. Сам же Бетанкур главным делом своей жизни считал проектирование и строительство Нижегородской ярмарки.

Установка Александровской колонны После пожара на территории знаменитого торга у стен Свято-Троицкого Макарьева Желтоводского монастыря 18 августа 1816 года русское правительство выделило на восстановление сгоревших корпусов Макарьевской ярмарки почти 300 тысяч рублей. Однако губернские власти настаивали на переводе торга в Нижний Новгород. Нижегородский губернатор С.А. Быховец утверждал, что "съезду торговых гостей на Макарьевскую ярмонку не встретится ни малейшего препятствия при учреждении сей ярмонки в Нижнем потому: во-первых, что московское и других российских городов купечество товары свои как сухопутно, так и водою, привозят к Макарьеву мимо Нижняго Новгорода, следовательно, сократят путь почти на 100 верст. Привозимые же сухопутно товары от Таганрогскаго порта, донских казак и со всей тамошней страны, имеют всегдашнее направление здешней губернии на уездный город Арзамас, от котораго до Макарьева проселочною дорогою почитается 110 верст, а до Нижняго 108 большою почтовою и всегда исправною дорогою". Кроме того, в большом городе можно было найти строительные материалы, опытных каменщиков, кузнецов, плотников. Восстанавливать ярмарку на прежнем месте правительство сочло невыгодным, а потому 26 октября 1816 года Комитет министров принял решение перевести Макарьевскую ярмарку в Нижний Новгород.

Летом 1817 года Бетанкур прибыл в Нижний для изучения вопроса о месте строительства крупнейшей в Европе ярмарки. Он одобрил расположение торгового комплекса на Стрелке Оки и Волги, ибо караваны судов с товарами с двух великих рек России могли приставать прямо к лавочным корпусам. Бетанкур высоко оценил предложение инженеров И.Пуадебарда и А.Диго соединить Волгу протоками с Мещерским и Баренцевым озерами, а также с судоходным каналом, охватывавшем ярмарочный комплекс. Одной из функций канала, оснащенного системой шлюзов, являлась очистка подземных галерей от нечистот, что вызвало у современников восхищение талантом и предусмотрительностью Бетанкура. Он предложил возвести величественный архитектурный ансамбль с православным пятиглавым Спасо-Преображенским собором, четырьмя Китайскими рядами с доминантами декоративных "пагод", а также 60 двухэтажных лавочных корпусов Гостиного двора с системой водоснабжения, в которых наверху планировались для купцов жилые горницы, а внизу - лавки со складами. Функциональное удобство в пользовании ярмарочными зданиями сочеталось в проекте А.Бетанкура с величавой импозантностью каждого строения и всего ансамбля в целом.

16 августа 1817 года инженер лично доложил императору о своем проекте, а 3 ноября 1817 года после одобрения Александром I проект Нижегородской ярмарки был представлен на рассмотрение Кабинету министров, который полностью утвердил предложения А.А. Бетанкура при условии, чтобы "строения Нижегородского ярмарочного гостиного двора произведены были под личным его надзором". Хотя точных смет тогда еще не было составлено (неизвестными оставались местные цены на строительные материалы и рабочую силу), из бюджета было выделено 6 миллионов рублей на строительство, выравнивание площадки, покупку земель в госвладение. Кроме вопросов авторства и согласования проекта, А. Бетанкур решал лично и кадровые задачи. Так, например, к прорисовке фасадов отдельных зданий Бетанкур привлек находившегося в его подчинении в качестве чертежника О. Монферрана.

Строительство ярмарки предполагалось закончить в 4 года. В 1817-1823 годах Бетанкур каждое лето проводил в Нижнем Новгороде. По его указанию напротив ярмарки был возведен "инженерный дом", где жили его сотрудники, близ с. Гордеевка он наладил работу трех кирпичных заводов, выпускавших до 3 млн. кирпичей ежегодно. В 1818 году была проведена разметка будущего местоположения каждого ярмарочного сооружения. К концу 1821 года стало ясно, что следующая ярмарка будет открыта в новых корпусах.

памятник Бетанкуру Параллельно работам на ярмарке А. Бетанкур в 1819 году разработал для прибрежной части города регулярный план с определением мест для будущих каменных и деревянных строений. К концу 1820 года по его эскизному проекту был отстроен Нижегородский тюремный острог. Усилиями А. Бетанкура и его помощника И.В. Ефимова была спасена от разрушения величественная Рождественская церковь. Августину Августиновичу пришлось спасать от уничтожения и другой древний храм - Спасо-Преображенский кремлевский собор. Он предложил пробрать новым кирпичом с цементом многочисленные трещины, а для надежности в кладку уложить железные связи. Кроме того, для православных торговцев Бетанкур спроектировал летнюю резиденцию, для приезжающих на торг армян - церковь, а для мусульман - мечеть. А.А. Бетанкуру удалось при жизни выполнить в Нижнем Новгороде основную часть запланированных им столь значительных работ. Торжественное открытие ярмарки состоялось в ночь с 14 на 15 июля 1822 года под пушечную пальбу с судов, при огромном стечении народа. Флаги на флагштоках плац-парада были подняты в знак начала нового этапа жизни Макарьевской - уже Нижегородской ярмарки. Дальнейшее развитие ярмарки осуществлялось верными соратниками и друзьями Бетанкура уже после его смерти.

В 1818 году, когда Экспедиция по изготовлению ценных бумаг полностью освоила производство ассигнаций нового образца, А. Бетанкур отказался не у дел. Однако ему нашлось занятие по его опыту и способностям - 1 апреля 1818 года он был назначен на должность Генерального директора путей сообщения России, которую занимал до 2 августа 1822 года. Исполнение своих новых обязанностей он начал с продолжительной инспекционной поездки, добираясь до самых отдаленных мест империи, в том числе до Грузии и портов Черного моря. Возвратившись из командировки в 1820 году, Бетанкур сел за подготовку обширного доклада, в котором подверг суровой, но справедливой критике состояние российских путей сообщения и внес предложение о необходимости крупных вложений в модернизацию транспортной инфраструктуры. Недруги Бетанкура при дворе использовали недовольство царя резким тоном доклада для представления его в самом неприглядном виде. В результате этих интриг царь снял Бетанкура со всех занимаемых им постов. Так трагически завершилась для него служба верой и правдой своей второй родине.

Генерал-лейтенант Корпуса инженеров путей сообщения, учёный с мировым именем, выдающийся государственный деятель, педагог, крупный инженер, изобретатель, конструктор, технолог, один из основоположников теории машин и механизмов, архитектор, градостроитель, строитель мостов, каналов и дорог, гражданских и строительных зданий и сооружений, член Академии изящных искусств в Мадриде, член Экономического общества Испании, Общества земледелия в Лондоне, Академии наук в Мюнхене, член-корреспондент Национального института Франции, автор блестящего классического научного труда "Курс построения машин" А.А. Бетанкур скончался в Санкт-Петербурге 14 (27) июля 1824 года. Его похоронили на Смоленском лютеранском кладбище. Надгробие в виде шестиметровой чугунной колонны было выполнено архитектором О.Монферраном, отлито в Нижнем Новгороде и установлено в 1825 году. В 1979 году прах выдающегося инженера был перезахоронен в Некрополе XVIII века в Александро-Невской лавре.

Августин Августинович Бетанкур, как его называли в России, - одна из ярких страниц в истории русской и европейской техники. Его жизнь связана с многими странами Европы - Францией, Англией, Испанией. Однако именно Россию он почитал своей второй родиной, много лет служил ей своим талантом. Даже если бы А. Бетанкур ограничил свою деятельность в России только сооружением комплекса зданий Экспедиции заготовления государственных бумаг, он одним этим оставил бы о себе светлую память в истории России. Но с момента поступления на российскую службу и до своей смерти А. Бетанкур сделал так много для нашей страны, что удивляешься тому, как огромен был его талант.


могила А. Бетанкура

 
Hosted by uCoz