ВРУБЕЛЬ Михаил Александрович (1856-1910)


ВРУБЕЛЬ Михаил Александрович (1856-1910)

Врубель М.А. Живописец-монументалист, художник театра, скульптор, график, иллюстратор, представитель романтического направления русского модерна, М.А. Врубель родился 5 (17) марта 1856 года в Омске. Его отец, Александр Михайлович, в прошлом строевой офицер, участник Крымской войны и боевых действий на Кавказе, был военным юристом, семья часто переезжала из города в город: Омск, Астрахань, Петербург, Саратов, Одесса и снова Петербург, где прошли детские годы Врубеля. У будущего художника не было родного гнезда и связанных с ним воспоминаний. Мать художника, Анна Григорьевна, урожденная Басаргина, родственница известного декабриста, родила четырех детей и умерла, когда маленькому Мише было всего три года. Спустя 4 года его отец вновь женился - на Е.X. Вессель. Она была пианисткой, так будущий художник близко познакомился с классической музыкой. Отношения с мачехой у Михаила сложились неплохие - она оказалась доброй и любящей, детство мальчика было счастливым.

Его художественные способности проявились очень рано. Уже с 5 лет он увлеченно занимался в рисовальной школе. Девяти лет от роду он по памяти копировал Микеланджело. Во время проживания в Петербурге, в 1864 и 1868-1869 годах отец водил мальчика на занятия в школу Общества поощрения художеств. В 1870 году семья Врубеля переехала в Одессу, там Михаил в 1874 году окончил с золотой медалью знаменитую Ришельевскую гимназию, где серьезно изучал литературу, историю, французский, немецкий, латинский языки, посещал рисовальную школу Общества изящных искусств. Его отец считал это полезным для общего развития, но на будущее сына смотрел с точки зрения "положительных взглядов" - непременным условием выбора профессии была "польза для общества". Поэтому, после очередного приезда семьи в Петербург, М.Врубель в 1874 году поступил на юридический факультет Петербургского университета. Учась на юриста, он к юриспруденции был равнодушен, но не оставил мечты стать художником - много читал, посещал выставки, занимался в вечерних классах Академии художеств. Именно в университетские годы, часто бывая в Эрмитаже, завязав знакомства с художниками, он стал много рисовать сам и осознал своё настоящее призвание.

В 1879 году Врубель с золотой медалью окончил университет, но юристом так и не стал. К этому времени будущий художник уже твердо решил посвятить себя искусству. Он с грехом пополам отбыл воинскую повинность и уже в 1880 году поступил в Академию художеств, где занимался в классе известного педагога Павла Чистякова. В Академии Врубель работал много и серьезно. "Ты представить себе не можешь, - пишет он сестре в 1883 году, - до чего я погружен всем своим существом в искусство: никакая посторонняя искусству мысль или желание не укладываются, не прививаются. Я до того был занят работою, что чуть не вошел в Академии в пословицу. Если не работал, то думал о работе". Собственные произведения П.П. Чистякова немногочисленны и малоизвестны. Но как педагог он сыграл огромную роль. Став учеником Чистякова, Врубель так натренировал свой глаз, что различал "грани" не только в строении человеческого тела или головы, но и там, где она почти неуловима, например, в скомканной ткани, цветочном лепестке. Можно видеть, как он это сделал, на примере "Натурщицы в обстановке Ренессанса" (1883), которая свидетельствует об умении художника передать разнообразие материальных форм и богатство оттенков цвета. Уже в Академии Врубеля начинают интересовать темы общечеловеческие, философские, его влекут личности сильные, мятежные, часто - трагические. Не случайно первая картина Врубеля связана с трагедией Шекспира: это "Гамлет и Офелия" (1884, ГРМ). Чистяков разглядел необыкновенную одаренность ученика и выделял его среди других. Поэтому, когда к Чистякову обратился его старый друг профессор А.В. Прахов с просьбой рекомендовать кого-либо из способных студентов для реставрации древних фресок в храме Кирилловского монастыря (XII в) под Киевом, Чистяков без колебаний представил ему Врубеля со словами: "Лучшего, более талантливого для выполнения твоего заказа я никого не могу рекомендовать". Весной 1884 года, не успев окончить Академию, Врубель отправился в Киев, где началась его самостоятельная художественная жизнь.

С 1884 года в течение шести лет М.Врубель жил в Киеве, где работал над эскизами росписей Кирилловской церкви; изучал византийскую иконопись, выполнил самостоятельно ряд монументальных композиций. Но летом 1884 года художник остался в чужом городе без всяких средств. Пришлось даже пойти в гувернеры. Рассказывают, что однажды летним днем 1884 года, зайдя в киевский ресторанчик, Врубель не смог расплатиться за обед, заявив официанту: "Денег у меня нет, а вот извольте предложить хозяину эту акварель". Хозяин, даже не взглянув на рисунок, поднял скандал. На шум вышла его дочь, взяла в руки "странную" картинку. - Ничего нельзя понять, - пожала плечами она. - Но... красиво. Вы художник? Ладно, идите.

Тот обед 28-летнего Врубеля стоил всего два рубля. Но с какой радостью ему вернули акварель, когда он принес долг. Между тем, то был этюд к "Восточной сказке", которая вот уже сто лет украшает Русский музей.

Сидящий демон В ноябре 1884 года Врубель на время оставляет работы для поездки в Венецию, где он пробыл до мая 1885 года. Там он изучал творчество мастеров XV в, написал четыре иконы для иконостаса Кирилловской церкви ("Св. Афанасий", "Богоматерь с младенцем", "Сошествие Св. Духа" и др.). Лучшее из этих произведений - икона "Богоматерь" (1885, Гос. музей русского искусств, Киев) - нежный и вместе с тем печальный образ матери, предчувствующей трагическую участь сына. Прообразом для лика Богоматери послужило лицо Эмилии Львовны Праховой - жены профессора А.В. Прахова, в которую Врубель был тайно влюблен.

Вернувшись в Киев, Врубель метался. Он словно не находил себе места - то принимал решение уехать из Киева (и действительно на несколько месяцев уезжал в Одессу), то возвращался опять. Он бурно увлекался какой-то заезжей танцовщицей, много пил, жил неустроенно, лихорадочно, а к тому же и жестоко бедствовал, отношения же с Праховым стали более холодными и далекими. Нет прямых свидетельств душевного состояния художника в то время, но очевидно, что он переживал не только денежный кризис. В конце концов, он продолжает реставрационные работы, а в 1887 году ему поручается исполнение фресок и для Владимирского собора по эскизам, сделанным им частью еще ранее. В том же году стал заниматься скульптурой и создал и в этой области замечательные произведения. В Киеве Врубель создает картины "Восточная сказка" и "Девочка на фоне персидского ковра", а также первые варианты "Демона".

Врубель написал на стенах Кирилловской церкви несколько фигур ангелов, голову Христа, голову Моисея и две самостоятельные композиции - "Сошествие святого духа" и "Оплакивание". Всего им выполнены работы по обновлению 150 фрагментов древних фресок и созданы четыре новые композиции на месте утраченных. В своих работах он попытался модернизировать византийскую эстетику, внеся в них элементы современного мироощущения, что было трудно назвать традиционно религиозным. По словам Нестерова, Врубель "витал в своих видениях, грезах, а эти грезы, посещая его, не оставались его гостями долго, уступая свое место новым мечтам, новым образам, невиданным, нежданным, негаданным, прекрасным видениям жизни и фантазии чудесного художника "нездешних стран". Как бы то ни было, его иконописные "дерзания" вызвали недоумение. Врубель вложил в свои эскизы такую философскую глубину, что был обвинен в нарушении канонов церкви и в 1889 году отстранен от работ. Лишь после его смерти церковь признала, что врубелевские эскизы соборных росписей так же ценны, как и библейские этюды Александра Иванова. В те же дни, изгнанный из Владимирского собора, вчитываясь в строки Лермонтова, Врубель ощущает в себе "дух изгнания". И он везет в Москву, навстречу судьбе, образ "Демона", который станет символом его жизни.

Переселение было внезапным, почти случайным. Осенью 1889 года Врубель поехал в Казань навестить заболевшего отца и на обратном пути остановился в Москве - всего на несколько дней. Но Москва его затянула и навсегда оторвала от Киева. Непонятый в провинции - в Одессе, Киеве, Полтаве - Михаил Врубель надеялся, что в Москве будет по-другому. Так и было поначалу. Блестяще образованный, всегда со вкусом одетый, Врубель был принят везде. Через посредство В.Серова Врубель знакомится с известным меценатом Саввой Ивановичем Мамонтовым. В 1890 году, через год после приезда Врубеля в Москву, будет написан "Демон Сидящий". И только один человек сразу поймет, откуда взялся этот образ. Художник Константин Коровин встретил Михаила Врубеля еще в его украинский период, в усадьбе под Полтавой, где тот жил летом в гувернерах. И был очарован его породистым лицом, тонкими крепкими руками, тем, как он держится, как ест, как легко и ловко ездит верхом... А затем, во время купания, заметив большие белые шрамы на груди Врубеля, в ответ на свой вопрос, услыхал: "Я любил женщину и сильно страдал. И когда резал себя ножом, страдания уменьшались". Позже он понял главное страдание этого человека. "Я художник, - сказал Врубель, - но я никому не нужен. Никто не понимает, что я делаю, но... Я так хочу!"

М.А. Врубель. Пан Центральным произведением, квинтэссенцией его творчества, стала трилогия "Демон" - сидящий, летящий и поверженный. В знаменитой картине "Демон сидящий" (1890, ГТГ) Врубель пишет "молодую, уныло-задумчивую фигуру" среди фантастического лилово-терракотового ландшафта, кристаллических, драгоценных цветов. Лиловое небо в картине написано тем загадочным цветом, который был так любим в "эпоху угасания", как называли конец XIX века. Могучее прекрасное тело словно не умещается в раме, заломлены руки, трогательно прекрасно лицо, в глазах нечеловеческая скорбь. "Демон" Врубеля - соединение противоречий: красота, величие, сила и в то же время скованность, беспомощность, тоска; его окружает прекрасный, но окаменевший, холодный мир.

В Москве в 1891 году Врубель сблизился с кружком художников и музыкантов, собравшихся вокруг Саввы Мамонтова, прежде всего с В.А. Серовым, К.А. Коровиным, В.Д. Поленовым. Врубель жил в доме Мамонтова и работал как скульптор, дизайнер, монументалист, театральный декоратор, создав огромное число произведений. Савва Мамонтов отдал в полное распоряжение Врубеля одну из лучших своих мастерских. А уже через неделю, потрясенный, сообщил Коровину: "Вы видели, что он пишет? Я ничего подобного не видел никогда. Жуть берет!"

Художник создает в своих работах некий фантастический мир, наполненный ирреальными существами. В 1890 году он показал своего "Демона сидящего", задуманного еще в Киеве. Эта картина стала символом наступающей эпохи - эпохи символизма и религиозного реформаторства. Мамонтов был в ужасе. Валентин Серов (ставший с годами другом Врубеля и добившийся места для его картин в Третьяковке), заглянувший в мастерскую Врубеля, откровенно признался: "Я этого не понимаю". Наконец, сам Третьяков, поспешивший к живописцу, о котором говорили во всех салонах, увидев его работы, только развел руками. Всех поразил и... оттолкнул мистический колорит его вещей: "Воскресение", "Надгробный плач", "Ангел с кадилом и свечой..." А ужаснул невиданный дотоле образ "Демона", грозного ангела с израненной человеческой душой, сидящего посреди чуждого ему мира, страдающего от людского несовершенства. "То был сам Врубель, вызывавший огромную зависть своим гениальным талантом, - вспоминал К.Коровин. - Я не знаю другого художника, который при жизни был бы так злобно гоним". "Демон сидящий" был представлен московской художественной элите в январе 1891 года и встречен холодным молчанием. На что Врубель заявил: Ваше отрицание дает мне веру в себя!

В 1891 году Врубелю предложили сделать иллюстрации к собранию сочинений Лермонтова, издаваемому под редакцией Кончаловского фирмой Кушнерева. Таким образом, он мог вернуться к образу Демона. В течение многих лет Врубеля влекло к нему: Демон был для него не однозначной аллегорией, а целым миром сложных переживаний. Закончив картину "Демон сидящий", он принялся за иллюстрации к Лермонтову. Вообще Лермонтовский цикл, в особенности иллюстрации к "Демону", можно считать вершиной мастерства Врубеля-графика. С тех пор "Демона" уже никто не пытался иллюстрировать: слишком он сросся в нашем представлении с Демоном Врубеля - другого мы, пожалуй, не приняли бы. Помимо "Демона", Врубель выполнил несколько иллюстраций к "Герою нашего времени", к поэме "Измаил бей" и отдельным стихотворениям.

В 1891-1892 годах художник живет в Италии, куда едет вместе с семьей С.И. Мамонтова. В Москве начинается период его наиболее плодовитой работы. Художник получает ряд заказов на декоративные панно. Одно из них - "Венеция" (1893, ГРМ) - создано по впечатлениям от поездки в Италию. Он активный участник Мамонтовского кружка, успешно работает в области театрально-декорационного искусства в частной опере С.И. Мамонтова, где сближается с Н.А. Римским-Корсаковым и принимает участие в оформлении опер "Царская невеста" и "Сказка о царе Салтане" ("Морская царевна", "Тридцать три богатыря" и др.). Занимается архитектурными проектами, из которых был осуществлен лишь один - пристройка к дому Мамонтова в Москве. Пишет портреты С.И. Мамонтова (1897, ГТГ) и К.Д. Арцыбушева (1897, ГТГ), заканчивает "Демона". В 1899-1900 годах возглавляет керамическую мастерскую в Абрамцеве и исполняет скульптуры для майолик (Снегурочка, Лель, Волхов, Садко, Купава и др.)

М.А. Врубель. Портофино В 1896 году прошла первая выставка Врубеля, явившаяся результатом скандала. Дело в том, что С.И. Мамонтов, отвечавший за художественное оформление Всероссийской промышленной и сельскохозяйственной выставки в Нижнем Новгороде, заказал Врубелю два больших декоративных панно для оформления художественного отдела. Художник представил работы "Принцесса Греза" и "Микула Селянович", отвергнутые приемной комиссией Академии художеств "как нехудожественные". В ответ Мамонтов совершил демарш - в короткий срок соорудили специальный павильон с огромной надписью на крыше "Панно Врубеля", в котором представили восемь живописных работ художника и две его скульптуры (похожий случай был с "параллельной" выставкой Курбе на Парижской выставке). Невзирая на трудности и драматические перипетии, связанные с Нижегородской выставкой, 1896 год был счастливым для Врубеля - в начале года он познакомился, а в июле в Женеве обвенчался с певицей Надеждой Ивановной Забелой. Он увидел и услышал ее в Петербурге, на сцене Панаевского театра, где давала спектакли организованная Мамонтовым Московская частная опера. Нельзя говорить о Забеле просто как о "жене Врубеля", так же как странно читать, что Врубеля в театральных кругах называли просто "мужем артистки Забелы". И муж и жена были каждый в своей области большими художниками, и их брак означал содружество людей искусства, друг друга понимавших и вдохновлявших. Врубель был очень музыкален и принимал самое близкое участие в творчестве Забелы, к его советам она всегда прислушивалась. Все ее костюмы и грим он придумывал сам - став его женой, Забела ни разу не пользовалась услугами другого театрального художника. Она, правда, не могла принимать столь же прямого участия в работе Врубеля над картинами, но ее пение, ее артистическая индивидуальность значили для него очень много, так что, в конечном счете, она помогала ему даже больше, чем он ей. В ней Врубель нашёл тот образ, который давно ему мечтался и ускользал от него. Забела стала его музой: ее портрет-фантазия, написанный в год женитьбы, так и назван - "Муза". Следующее пятилетие (1896-1901) стало для Врубеля самым плодотворным в творческом плане и благополучным - в плане житейском.

В 1897 году Врубель пишет для Морозова панно "Утро", "Полдень" и "Вечер", создает картины на темы русских сказок, свои лучшие живописные вещи ("Пан", "Сирень", "К ночи", "Царевна-Лебедь"), портреты С.И. Мамонтова, Н.И. Забелы и др. Он занимается почти всем: живописью, графикой, скульптурой, монументальными композициями, театральными декорациями, оформлением интерьеров, становится той многогранной фигурой, без которой немыслима русская культура рубежа веков. Причем "все, что ни сделал Врубель, было классически хорошо", - писал художник А.Головин. В эти годы Врубель создал почти все свои знаменитые картины. Он сблизился с "мирискусниками" (хотя А.Бенуа всегда критически относился к его живописным новациям), много выставлялся - на выставках "Мира искусства", венского Сецессиона и пр. Главным организатором "Мира искусства" был энергичный, инициативный С. Дягилев, душой и теоретиком - Александр Бенуа; ядро "Мира искусства" составляли художники К.Сомов, М.Добужинский, Е.Лансере, Л.Бакст, а позже В.Серов. На выставках "Мира искусства" принимали участие Левитан, Коровин, Нестеров, Рябушкин и многие другие, в том числе члены Товарищества передвижных выставок. И впервые стал выставляться Врубель. До тех пор его работы приобретались частными лицами, а в выставочных залах не появлялись. "Выставка русских и финляндских художников", организованная в 1898 году в Петербурге С.Дягилевым, была фактически первой, где некоторые вещи Врубеля предстали на всеобщее обозрение. Журнал "Мир искусства" стал помещать репродукции его произведений. Потом они стали появляться и на московских выставках.

На рубеже веков в его судьбе как бы запахло грозой. В 1899 году Врубель потерял отца, которого преданно любил. В его поведении знакомые стали замечать странности: он вырастал в собственном мнении, ни в грош ни ставя своих бывших приятелей и соратников. В том же году Врубель пишет "Демона летящего" (1899, ГРМ). Образ пронизан предчувствием гибели, обреченности. Это последний, отчаянный полет над горами. Демон почти задевает вершины своим телом. Колорит картины мрачен. Ценителей искусства Врубеля к началу ХХ века было мало, а поношений - много. Одним из самых тяжелых стал отзыв влиятельнейшего русского критика В.В. Стасова. Тот раздраженно обзывал его картины нелепым декадентским хламом, говоря: "В своих "Демонах" Врубель дает ужасающие образцы непозволительного и отталкивающего декадентства". В такой атмосфере в 1900 году Врубель начал работу над давно замышлявшимся "монументальным Демоном" - самым патетическим своим творением.

В сентябре 1901 года у Врубеля родился сын, в честь Мамонтова его называют Саввой. Ребенок появился на свет с врожденным дефектом - "заячьей губой", - что произвело на художника тягостное впечатление. Примерно в это же время, после целой серии графических, скульптурных работ, посвященных Демону, художник начинает еще одно живописное полотно, страшное в своей обреченности, которому придает особое значение. Он называет его "Демон поверженный". Художник работал запоем, по 17 часов в день, иногда ночи напролет, работал напряженно и мучительно. А.Бенуа вспоминал, что картина была уже на выставке "Мира искусства", а Врубель все еще продолжал переписывать лицо Демона, менял колорит. Разбитое, деформированное тело Демона с изломанными крыльями распростерто в ущелье, гневом горят глаза. Мир погружается в сумрак, последний луч вспыхивает на венце Демона, на вершинах гор. Мятежный дух низвергнут, но не сломлен.

М.А. Врубель. Царевна-Лебедь "Демон поверженный" был скорбной вехой в биографии Врубеля. Картина ещё висела на выставке, когда ее автора пришлось поместить в одну из московских психиатрических лечебниц. В марте 1902 года В.Бехтерев обнаружил у него неизлечимую болезнь (сухотка спинного мозга), которая грозила сумасшествием. Прогнозы великого психиатра очень скоро сбылись. В течение полугода его состояние было настолько тяжёлым, что к нему никого не допускали, даже сестру и жену. Потом он начал поправляться, писать вполне здравые письма близким, пытался рисовать, но это давалось ему с трудом - после эйфорического подъёма, которым сопровождалась работа над "Демоном", наступила долгая депрессия, состояние художника все время было угнетенным, себя он считал теперь ни на что не годным. Так он был настроен и тогда, когда вышел из лечебницы (в феврале 1903 года) и поехал на отдых в Крым. Ничто его не интересовало, Крым не нравился, работать он почти не мог. В мае 1903 года Врубели доехали до Киева и остановились в гостинице. Неожиданно заболел ребёнок - маленький Саввочка, только начинавший говорить. Через два дня его не стало. Вскоре у художника снова начались приступы болезни. После смерти сына Врубель превратился в почти постоянного обитателя психиатрических клиник. Его отвезли сначала в Ригу, потом перевели в клинику Сербского в Москву. Он был грустен, слаб, беспомощен и физически совершенно истощен, так как ничего не ел, желая уморить себя голодом. К началу 1904 года он почти умирал. Те, кто видел историю его болезни, свидетельствуют: все было очень страшно. Какое-то время Михаил Александрович страдал бредом, слуховыми галлюцинациями. Неведомый голос нашептывал ему в ухо, что он - ничтожество, не художник, горе своих близких. Он считал себя преступником, достойным наказания за то, что писал и Христа, и Демона. Художник впадал то в манию величия, то в полное самоуничижение.

Но кризис прошел, его поместили в частную лечебницу доктора Ф.А. Усольцева в окрестностях Москвы. Там произошло его последнее возвращение к жизни. Он стал есть и спать, прояснились мысли, стал много, с прежней увлеченностью рисовать - и через несколько месяцев вышел из лечебницы здоровым человеком. Самыми замечательными среди рисунков, сделанных в больнице, являются несколько портретов - доктора Усольцева и членов его семьи. Карандашный портрет Усольцева по красоте и твердости техники и по выразительности психологической стоит на уровне лучших работ Врубеля.

В 1904 году он едет в Петербург, поближе к жене, работавшей в Мариинском театре. Начинается последний период творчества. Помрачение рассудка еще сменялось периодами ясности, он работал. Новый герой вытеснил прежнего Демона: в 1904 году Врубель пишет "Шестикрылого Серафима", по замыслу связанного со стихотворением Пушкина "Пророк". Могучий ангел в сверкающем радужном оперении в известной мере продолжает тему Демона, но этот образ отличается цельностью, гармоничностью. Он то карающий, готовый наказать пророка за бесцельно растраченный дар, то словно способный дать исцеление. Под кистью Врубеля еще появятся несколько прекрасных вещей, но все они будут написаны как бы на пути в мир иной. И портрет маленького сына, и кладбищенские сцены из "Ромео и Джульетты", и "Шестикрылый Серафим" явились Врубелю уже теряющему разум.

В 1905 году Врубеля избрали академиком живописи. Это было последнее воспринятое его рассудком событие. Весной 1905 года Врубель снова ощутил симптомы приближения недуга. Теперь, собираясь опять вернуться в клинику, он, как вспоминала его сестра, "прощается с тем, что ему особенно близко и дорого". Он пригласил к себе перед отъездом друзей юности, а также своего старого учителя Чистякова; посетил выставку "Нового общества художников", которому симпатизировал; отправился в сопровождении жены и вызванного из Москвы Усольцева в Панаевский театр, где впервые увидел Забелу. Круг жизни замыкался. На следующее утро Усольцев увез Врубеля в Москву, в свой "санаторий". Там Врубель начал писать портрет В.Брюсова (1906, ГРМ), но болезнь неотвратимо обострялась, в 1906 году художник ослеп, портрет остался незавершенным. Трагически переживает Врубель страшный удар, в тяжелой больничной обстановке мечтает о синеве неба, о красках весны. Единственным утешением оставалась музыка.

Похороны Врубеля М.А. Он умер в Петербурге 1 (14) апреля 1910 года в больнице для душевнобольных доктора Бари, умер от воспаления легких. Или это было самоубийство? Известно, что простудился он умышленно, подолгу стоя в морозные дни под открытой форточкой. Последними его словами были: "Хватит лежать, собирайся, Николай, поедем в Академию..." Хоронили Врубеля на Новодевичьем кладбище. Вдохновенную речь на похоронах произнес А.Блок, назвав художника "вестником иных миров". А. Блок над могилой Врубеля сказал: "Он оставил нам своих Демонов, как заклинателей против лилового зла, против ночи. Перед тем, что Врубель и ему подобные приоткрывают человечеству раз в столетие, я умею лишь трепетать. Тех миров, которые видели они, мы не видим". В 1913 году рядом похоронили его жену, Н.И. Забелу-Врубель. В 1935-1936 годах предполагался перенос могилы Врубеля в музейный некрополь Александро-Невской лавры, однако этот план не был осуществлен.

М.А. Врубель отличался редкой многогранностью дарования. Он известен как мастер монументальных росписей, картин, театральных декораций, как график, скульптор и даже архитектор. В какой бы области ни работал художник, он создавал первоклассные произведения. "Врубель, - пишет Головин, - идеально выражал свою мысль. Есть какая-то безошибочность во всем, что он сделал". "Что за бедствие вся жизнь этого многострадальца, - вспоминал И.Е. Репин, - и какие есть перлы его гениального таланта". Жизнь и творчество Михаила Врубеля стали легендой еще при жизни. Необычная фантастика его произведений, пронизанных то щемящей грустью, то мрачным величием, то редким трагизмом, давала повод к рождению множества слухов и домыслов, какими невольно обрастает жизнь всякого выдающегося человека. Ведь миры, рожденные творческой фантазией художника, стали откровением эпохи, значение духовного наследия которой выходит далеко за ее временные рамки.

Когда Коровин привел своего еще никому не известного друга в дом Мамонтова, где за обеденным столом с блокнотом и карандашом, набрасывая портрет хозяйки, царствовал Репин, Врубель, заглянув в блокнот мэтра, ошеломил всех: "Илья Ефимович, а ведь вы рисовать не умеете". Онемевший Мамонтов вытащил Коровина на террасу: "Костя, кто он такой?" - "Он гений, Савва Иванович, - засмеялся Коровин. - Простите его".

могила Врубеля М.А.
 
Hosted by uCoz