фон ЭССЕН Николай Оттович (1860-1915)


фон ЭССЕН Николай Оттович (1860-1915)

Н.О. Эссен Российский военно-морской деятель, адмирал Н.О. Эссен родился 11 (23) декабря 1860 года в Петербурге в семье товарища (заместителя) министра юстиции, статс-секретаря Отто Вильгельмовича (Васильевича) Эссена. Как потомок остзейского дворянства он имел титул барона и приставку "фон" к фамилии. Морские традиции семьи Эссенов уже тогда насчитывали почти 200 лет, ведь их начал в 1707 году, в самый разгар Северной войны (!), отпрыск пресекшегося шведского графского рода Курт Эссен, принятый на мореходную службу в России. По семейному преданию, он так отличился в Гангутском сражении 27 июля 1714 года, что получил в награду от Петра I именной абордажный кортик, а его сын Роберт был за казенный счёт определен в Навигацкую школу. В свою очередь сын Роберта, Отто Эссен, в чине капитан-лейтенанта командовал кораблём "Мстислав" и участвовал в Гогландском и Эландском сражениях. После выхода в отставку в чине контр-адмирала, Отто Робертович Эссен уехал в Эстляндию, став основателем "остзейской" линии рода Эссенов. Именно после этого у прямых потомков Отто Робертовича появилась перед фамилией приставка "фон". Под Андреевским флагом служили 12 представителей рода Эссенов, семеро из них стали георгиевскими кавалерами. Были в роду и военные, служившие на суше: И.Н. Эссен - Петербургский военный губернатор, П.К. Эссен - адъютант М.И. Кутузова, Д.Н. Эссен - генерал, командир бригады на Кавказе. Последние представители из дореволюционной родословной Эссенов братья Александр и Эдуард стали революционерами. Они были лишены наследства "за участие в организациях, имеющих злые помыслы на Веру, Царя и Отечество". В мае 1917 года Эдуард Эссен встал во главе Василеостровского совета Петрограда, в 1922 году был назначен Наркомом госконтроля Крыма. Александр Эдуардович в 1903-1923 годах возглавлял Союз русских художников, а затем 5 лет был членом Ассоциации художников революционной России.

Николай Эссен стал продолжателем морской династии, хотя его отец, Отто Васильевич, пошел по гражданской линии, был действительным статским советником. Мать, Любовь Алексеевна (урожденная Дружинина), также поддерживала интерес мальчика к морю и флоту, который проявился у него уже в раннем детстве. В сентябре 1875 года в возрасте 15 лет он поступил в Петербургское Морское училище, и с того времени все помыслы Эссена были всецело отданы морю и флоту. В те годы в Морском училище преподавали многие замечательные ученые и педагоги. Так, высшую математику, навигацию, метеорологию и географию преподавал всемирно известный ученый Ю.М. Шокальский. Преподавание морской практики возглавлял воспитанник училища - капитан 1-го ранга А.Ф. Можайский, создатель первого русского самолета. Были в училище и другие замечательные педагоги, которые щедро делились своими знаниями и опытом с будущими офицерами российского военно-морского флота.

Николай Эссен, обладавший большими способностями и завидным прилежанием к изучению наук, заметно выделялся среди своих однокурсников. С особым увлечением он изучал высшую математику, механику, морскую практику и другие дисциплины, непосредственно связанные с теорией корабля и применением боевых средств броненосного флота. С пользой он проводил учебную практику на кораблях Балтийского флота, во время которой кадеты и гардемарины закрепляли свои теоретические знания и получали практический опыт в применении оружия и управлении кораблем.

В 1880 году Николай Эссен вторым по выпуску (первым был будущий академик князь Б.Б. Голицын) окончил Морское училище и получил звание гардемарина. За отличные успехи в учебе его имя золотыми буквами было занесено на почетную мраморную доску. По окончании училища Н.О. Эссен вместе с другими гардемаринами отправился в двухгодичное заграничное плавание на полуброненосном фрегате "Герцог Эдинбургский" в Средиземное море и на Дальний Восток. Он пережил сильный шторм в Бискайском заливе, побывал в Неаполе, Пирее, Алжире, Триесте и других портах, с великими князьями Сергеем и Константином ездил в Иерусалим и Вифлеем. Во время этого плавания Н.О. Эссен в августе 1881 года был произведен в мичманы.

В 1884 году мичмана Н.О. Эссена как способного молодого офицера направили на учебу в Николаевскую морскую академию на механическое отделение. В течение трехлетней учебы в академии он получил глубокие знания в области кораблестроения, вооружения и теории военно-морского дела. Здесь же ему в январе 1886 года было присвоено очередное офицерское звание лейтенант. Морскую академию он закончил по первому разряду в октябре 1887 году. Но на этом его военно-морское образование не закончилось. Чтобы углубить свои знания в области артиллерии, являвшейся главным оружием броненосного флота, и получить практику управления артиллерийским огнем, Н.О. Эссен в 1889 году поступил на учебу в Артиллерийские офицерские классы, которые успешно закончил в 1891 году, получив специальность артиллерийского офицера высшей квалификации.

В марте 1891 года, будучи уже лейтенантом, Н.О. Эссен женился в Ревеле на дочери статского советника М.М. Линдена Марии Михайловне Линден (кстати, родной брат тестя Эссена, генерал-майор А.М. Линден занимал пост вице-директора канцелярии Морского министерства, что послужило множеству слухов, что "мичман женился для протекции"). У четы фон Эссенов вскоре родились дочь Ольга и сын Антоний.

После окончания офицерских классов Н.О. Эссен в 1892 году снова почти на четыре года уходит в дальнее плавание. Он был назначен старшим артиллеристом на крейсер 1-го ранга "Адмирал Корнилов", на котором совершил плавание из Кронштадта на Дальний Восток. В Тихоокеанской эскадре Эссен прослужил несколько лет, обойдя почти все северные моря. В эти годы он исполнял должность флаг-капитана у командующего 1-й Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала С.О. Макарова, создателя тактики русского броненосного флота. Позднее Эссен вспоминал, что опыт, полученный под началом вице-адмирала Макарова, "забыть невозможно, а пренебрегать им - преступно". В июне 1896 года он был назначен командиром миноносца №104 (водоизмещением около 80 тонн), входившего в состав практической эскадры Балтийского моря, которой командовал С.О. Макаров. И хотя Н.О. Эссен проплавал на миноносце в составе практической эскадры всего три месяца, служба на нем была прекрасной школой для его командирской подготовки. Николай Оттович твердо запомнил слова своего учителя С.О. Макарова о том, что отличный командир способен прославить свой корабль и его экипаж даже в том случае, если корабль не отличается высокими техническими данными.

В 1897 году на крейсере "Владимир Мономах" Эссен вернулся в Петербург, после чего командовал миноносцем "Пакерорт", водоизмещением 120 тонн. Его вооружение состояло из трех торпедных аппаратов и двух 37-мм орудий. А через год Эссен был переведен на мореходную канонерскую лодку "Грозящий" на должность старшего офицера. На этих кораблях, входивших в состав Средиземноморской эскадры контр-адмирала Скрыдлова, он проплавал три года, получив практику командования средним миноносцем и помощника командира артиллерийского корабля. В 1899 году за заслуги по службе Н.О. Эссен был произведен в капитаны 2-го ранга и назначен старшим офицером на крейсер "Богатырь", а в 1901 году командиром парохода "Славянка", на котором держал свой брейдвымпел командир отряда миноносцев капитан 1-го ранга В.В. Игнациус. Этим пароходом Эссен командовал в течение года, а в зимнее время, когда пароход находился в Петербурге, преподавал в Морском училище девиацию и теоретическую механику, проявив себя как хороший и грамотный педагог.

Вместе с Макаровым Эссен формировал эскадру в Кронштадте, а затем в Ревеле и Либаве. В декабре 1902 года капитан 2-го ранга Н.О. Эссен назначается командиром новейшего легкого миноносного крейсера "Новик" водоизмещением 3,080 тонн и скоростью хода 25 узлов. Его вооружение состояло из шести 120-мм, шести 47-мм и двух 37-мм орудий. Крейсер имел бронированную палубу и рубку, с толщиной брони 30 и 51 мм. Его экипаж состоял из 12 офицеров и 316 матросов и кондукторов. Приняв корабль на судостроительном заводе "Шихау" в Германии, Н.О. Эссен перевел его в Порт-Артур в состав русской эскадры Тихого океана, которой командовал вице-адмирал О.В. Старк.

Годы русско-японской войны стали для Николая Оттовича звездным часом. Начало ее он встретил в Порт-Артуре. С первого же дня войны "Новик" активно участвовал в боевых действиях. Утром 27 января 1904 года, после внезапного нападения японского флота на Порт-Артур, Н.О. Эссен вывел "Новик" в море на разведку. Когда неповрежденные японскими торпедами русские корабли только выходили с рейда, "Новик" уже атаковал врага, выпустив торпеду по крейсеру "Якумо". Только попадание 8-дюймового снаряда вынудило "Новик" возвратиться на базу. Последующие дни были наполнены активной боевой деятельностью, командир и его экипаж проявили высокое мастерство и героизм, показали пример выполнения долга. "Новик" участвовал в боях с японской эскадрой, поддерживал миноносцы, проводил разведку. На нем держал свой флаг командующий эскадрой С.О. Макаров при выходе на спасение погибавшего миноносца "Стерегущий".

Смелые шаги "Новика" на фоне первых неудач оказались заметны. За бой 27 января 1904 года под Порт-Артуром Н.О. Эссена наградили Золотой Георгиевской саблей с надписью "За храбрость", а 12 членов экипажа "Новика" получили Георгиевские кресты. По ходатайству командующего эскадрой С.О. Макарова, 16 марта 1904 года капитану 2-го ранга Эссену было поручено командовать эскадренным броненосцем "Севастополь". Николай Оттович не был в восторге от перевода с быстроходного крейсера на неповоротливый броненосец. Тем не менее, корабль уже через две недели был готов к действиям и стал одной из активнейших боевых единиц в обороне Порт-Артура. 2 апреля, в частности, его орудия главного калибра вели огонь через Ляотешаньский горный массив по японской эскадре. Корректировка позволила пристреляться, и вскоре японцы были вынуждены удалиться. На "Севастополе" Эссен сражался до последних дней обороны порт-артурской крепости. Привыкнув к маневренности легкого крейсера, Эссен еще долго чувствовал себя на мощном, но неповоротливом броненосце не в своей тарелке…

Гибель С.О. Макарова при подрыве на мине эскадренного броненосца "Петропавловск", стала тяжелым ударом и крайне отрицательно сказалась на положении русской эскадры. Возглавившие флот адмирал Е.И. Алексеев и адмирал В.К. Витгефт полагали, что действия боевых кораблей должны носить сугубо оборонительный характер. Эссену же оставалось только наблюдать, как в пассивной обороне гибнет цвет русского флота. Когда командование эскадрой принял контр-адмирал Витгефт, поднявший флаг на "Севастополе", произведенный в капитаны 1-го ранга Эссен стал также выполнять обязанности флаг-капитана (начальника штаба) эскадры. Он участвовал в совещаниях и предлагал решительные действия. Эссен считал необходимым прорываться всей эскадрой во Владивосток. Ввиду несогласия капитана 1-го ранга с мнением большинства командиров и командующего Витгефт 25 мая освободил его от должности флаг-капитана и перенес адмиральский флаг на отремонтированный броненосец "Цесаревич". Тем не менее, Витгефту пришлось выполнить требование свыше и пробиваться во Владивосток. При неудачной попытке прорыва 10 июня "Севастополь" подорвался на мине и стал на ремонт. Отремонтировали его к 25 июля, а 27 июля прибыло предписание императора немедленно уходить во Владивосток, и утром 28-го эскадра выступила в море. Корабль Эссена шел в колонне броненосцев предпоследним. В ходе боя он получил повреждения, из-за которых скорость упала до 8 узлов. Это не позволило Эссену ни таранить противника, что он хотел, ни идти на прорыв.

Эссен считал, что нужно дождаться прихода подкрепления с Балтики и выступить навстречу кораблям Рожественского. Однако эскадра, которой командовал контр-адмирал П.П. Ухтомский, все больше становилась частью обороны Порт-Артура. На берег перевозили орудия, боеприпасы, отправляли отряды моряков. Броненосцы использовали как плавучие батареи. 10 августа, возвращаясь после обстрела японских позиций, "Севастополь" вновь подорвался на мине. На сей раз 2-месячный ремонт проходил под обстрелом. Японцы редко попадали, ибо Эссен менял место стоянки. К 24 октября моряки завершили ремонт и смогли вести ответный огонь по японским батареям. 23 ноября японцы заняли гору Высокая, с которой просматривали гавань. Используя корректировщиков, японская осадная артиллерия потопила один за другим крупные корабли Тихоокеанской эскадры. "Севастополь" до времени прикрывала стенка гавани, но прямой расстрел русских кораблей в порт-артурской гавани продолжался.

25 ноября Эссен с трудом добился разрешения принявшего командование эскадрой контр-адмирала Р.Н. Вирена вывести броненосец на открытый рейд. Вернув с суши часть экипажа, Эссен поставил корабль в бухте Белый Волк и приготовил его к атакам японских миноносцев. Капитан намеревался выйти в море, пополнить запасы угля в китайском порту и направиться навстречу эскадре Рожественского. Однако Вирен не дал разрешения. Японцы неоднократно атаковали "Севастополь", выпустили по нему около 180 торпед, две из которых попали в цель, а остальные взрывались в противоминных сетях. Позднее моряки соорудили бон. Тем не менее, в начале декабря было обнаружено, что от близких взрывов броненосец получил многочисленные трещины обшивки и принял 2500 тонн воды. Попадания вражеских снарядов окончательно вывели "Севастополь" из строя. Команду броненосца отправили для подкрепления войскам на горе Ляотешань. Оставшиеся на борту 80 человек спасли корабль благодаря энергии и умению Н.О. Эссена. Через несколько дней "Севастополь" открыл огонь по позициям японцев, что явилось для них полной неожиданностью. Корабль еще три недели оставался на внешнем рейде и отражал морские атаки неприятеля. А в ночь на 6 (19) декабря 1904 года Эссен получил распоряжение Вирена выполнить секретный приказ об уничтожении судов в связи с капитуляцией Порт-Артура.

Так как командир порта запретил взрыв, нарушавший условия капитуляции, пришлось ограничиться затоплением. "Севастополь", единственный из всех кораблей эскадры, стараниями Н.О. Эссена был отбуксирован для затопления на большую глубину, что не позволило занявшим Порт-Артур японцам использовать его в своих целях. Гибель корабля в день капитуляции Порт-Артура стала для Николая Оттовича величайшим потрясением. В те часы он был готов погибнуть вместе со своим кораблем... Броненосец уже начал погружаться в море, когда группа офицеров вернулась за командиром, не желавшим сойти с мостика. Эссена буквально силой оторвали от поручней и на руках перенесли на буксир. После сдачи крепости капитан вместе с другими защитниками Порт-Артура находился в плену, однако уже 20 марта 1905 года Н.О. Эссен, дав подписку о неучастии в войне, через США вернулся в Петербург. За участие в русско-японской войне 17 апреля 1905 года он получил орден Св. Георгия 4-й степени. За ним также утвердили чин капитана 1 ранга, полученный перед падением Порт-Артура. Напоминанием о героизме дерзкого командира и поныне может служить приказ начальника Квантунского укрепрайона генерал-лейтенанта А.М. Стесселя от 5 декабря 1904 года: "Гордитесь, славные воины, подвигом броненосца "Севастополь", подвигом командира капитана 1-го ранга Эссена, господ офицеров и команды! Пусть каждый из вас будет с гордостью передавать родине и потомкам, как "Севастополь" один отважился выйти на рейд в ночь на 26 ноября и, будучи атакован подряд пять ночей, со славой геройски отбивал атаки неприятельских миноносцев. Подвиг этот не должен изгладиться из вашей памяти! Ура героям броненосца "Севастополь!" Эсминец Новик

После короткого отдыха в мае Эссена назначили командиром 20-го флотского экипажа. Летом того же года он выступил с лекцией, в которой подверг критике положение на флоте и высказал свое мнение о том, что необходимо готовить флот к активным действиям. Капитана 1-го ранга пригласил для беседы морской министр вице-адмирал А.А. Бирилев, а 10 июля его назначили заведующим Стратегической частью военно-морского ученого отдела Главного Морского штаба, оставив командиром экипажа.

Став начальником Стратегической части Главного морского штаба, Эссен организует работу по изучению минувшей войны, анализу публикаций военных специалистов всего мира. Наблюдая за трудами своих офицеров, Николай Оттович требует от них плодотворных идей по предотвращению подобной трагедии в будущем. Первым важным шагом по реформированию морского ведомства стал разработанный А.В. Колчаком и А.Н. Щегловым проект создания Морского генерального штаба. Весной 1906 года проект был утвержден императором. Создание нового органа оперативного управления флотом и начальствование в нем были возложены на командира владивостокского "Громобоя" Л.А. Брусилова. В число прогрессивно мыслящих людей, призывавших к реформированию военной силы и возрождению флота, входили также такие яркие личности, как И.И. Ренгартен, князь А.А. Ливен, барон В.Н. Ферзен, известные ученые А.Н. Крылов, И.Г. Бубнов, Б.Б. Голицын, а также многие передовые командиры - участники войны.

Сам Эссен с марта 1906 года уже командовал строящимся в Англии броненосным крейсером "Рюрик", но в сентябре 1906 года был отозван для организации в Либаве Отряда минных крейсеров. Составленный из современных кораблей, построенных на народные пожертвования, и части старых миноносцев отряд должен был стать первым боеспособным соединением вместо почти полностью погибшего на Дальнем Востоке флота Балтики. Видя в своем отряде зародыш нового Балтийского флота, Эссен считал главной задачей заложить в его организацию идеи и принципы, выношенные им в Порт-Артуре. Предстояло, наряду с выработкой прогрессивной тактики минного флота, добиться, чтобы личный состав в совершенстве овладел техникой и боевыми средствами, а также воспитать новых командиров и офицеров для флота.

Интенсивные тренировки и многочисленные учения сделали из Отряда минных крейсеров основное боевое ядро возрождающегося Балтийского флота. В 1907 году контр-адмирал Энквист побывал с инспекцией на судах Отряда и высоко оценил состояние судов и подготовку команд, поздравив морского министра Дикова с появлением на Балтике современного боеспособного соединения. 5 апреля 1907 года Эссена произвели в контр-адмиралы. Не признающий отдыха, он своей энергией и творческой смелостью множит число сторонников коренной ломки принципов боевой подготовки. Первой заповедью в отряде, реорганизованном вскоре в 1-ю Минную дивизию, было: "Учиться тому, что нужно на войне!" Ввиду боевой убыли личного состава и массовой демобилизации, после войны на кораблях остро не хватало офицеров и младших специалистов, на некоторых эсминцах не было и половины нужного числа кочегаров, комендоров. При дивизии создаются свои школы рулевых, минеров, наводчиков. Для офицеров оборудуются тренажеры по девиации компаса, минный, артиллерийский и радиотелеграфный классы. Между тем на пути нововведений вставали рутинная организация морского ведомства, правовые установления прошлого века, в частности, сохранившийся почти без изменений Морской устав 1853 года, предназначенный большей частью для парусных кораблей. Да и "Новые основания пароходной тактики" Г.И. Бутакова и "Рассуждения по вопросам морской тактики" С.О. Макарова также не могли заменить современных наставлений, которые учитывали бы уроки войны и опыт сильнейших флотов мира.

Эссену пришлось немало повоевать с Морским ведомством. Он открыто критикует позицию высших военных и морских руководителей страны, полагавших что "флот должен ограничиваться высочайше указанной ему ролью оборонительной". Но будучи активным сторонником наступления, Николай Оттович вовсе не пренебрегал и обороной. При всей энергии и целеустремленности Эссена в его письмах домой прорываются нотки безнадежности: "Очень трудно, во всем тормоз и противодействие. Иногда просто руки опускаются, кажется, что ничего не добьешься!" Однако он настойчив, не боится конфликтов, и его работоспособность дает плоды. Он добивается усиления ремонтной базы и приводит в порядок запущенные суда, устанавливает на эсминцах 100-мм орудия вместо трехдюймовых, комплектует особый полудивизион для выполнения самых сложных операций. Дивизия получает топливо, достаточное для полнокровной учебы.

1-я Минная была превращена в своеобразную школу, через которую прошло большинство командиров кораблей и соединений Балтийского флота. Она постоянно в море, причем Н.О. Эссен всячески усложняет условия плавания. Он ходит без лоцманов в штормовую погоду, ночью, во льдах, разных районах Балтийского моря. Каждый выход имеет целью отработку конкретных оперативно-тактических задач: двусторонний артиллерийский бой, торпедные атаки, минные постановки, взаимодействие с войсками. Офицеры Эссена становятся виртуозами управления кораблями и боевыми средствами, их отличают самостоятельность и уверенность в себе. Высшей похвалой в устах начальника дивизии была аттестация: "Не боится ни моря, ни начальства!"

Сделав смотр кораблям дивизии на Петергофском рейде в мае 1907 года, император Николай II выразил надежду, что она "послужит ядром, из которого вырастет новый сильный флот, грозный для врага, верный защитник престола и отечества". В конце августа он присутствовал на маневрах дивизии. Привыкший прежде наблюдать на учениях флота элементарные эволюции в кильватерных колоннах, а то и просто гонки от Биорке до Ревеля, Николай II был чрезвычайно воодушевлен показанными ему артиллерийским боем, торпедной атакой, охватом и сдачей "неприятеля". А 27 августа не сходя с мостика "Пограничника", восхищенный учениями император надел на контр-адмирала аксельбанты со своего плеча, назначив Эссена в свою свиту. Монаршее благоволение командирам и офицерам, царское спасибо и денежное вознаграждение каждому моряку были оценкой усердной работы личного состава дивизии.

Необходимость реформирования флота становилась все очевиднее как Морскому Министру, так и Совету Государственной Обороны. Общее мнение склонялось к тому, чтобы объединить разрозненные отряды под командованием единого начальника со штабом. Упорядочения структуры морских сил и системы управления ими требовало и ожидавшееся пополнение флота. Продолжалось строительство линкоров "Андрей Первозванный", "Император Павел I", крейсеров "Баян" и "Паллада", минных транспортов "Енисей" и "Амур", были сданы флоту канонерские лодки "Сивуч", "Бобр", "Кореец", "Гиляк", первые дизельные подлодки "Минога" и "Акула". В Тулоне заканчивались испытания броненосного крейсера "Адмирал Макаров", из Англии пришел "Рюрик", ставший сильнейшим кораблем и флагманом Балтийского флота. Нужны были новые идеи и воля, чтобы построить из разномастных кораблей боеспособный флот.

Выбор Морского Министра И.М. Дикова, генеральных штабов и Николая II сошелся на контр-адмирале Эссене. 24 ноября 1908 года он назначается начальником Соединенных отрядов на правах начальника Морских сил Балтийского моря. Начинался новый этап в истории Балтийского флота, от которого ждали возрождения его боевой мощи. Планы и взгляды Н.О. Эссена нашли полное понимание со стороны назначенного начальником штаба капитана 1 ранга К.В. Стеценко - старого его знакомого по Порт-Артуру. Стремясь распространить во флоте порядки 1-й Минной дивизии с ее духом боевитости, Николай Оттович решительно назначал в штабы, на корабли и в соединения своих либавских командиров и специалистов. Это было, поистине, время непобежденных героев Порт-Артура и Цусимы, лейтенантов, рано созревших в горниле войны. Эссеновскую дивизию принял командир порт-артурской "Дианы" князь А.Л. Ливен, 2-ю Минную возглавил бывший командир "Изумруда" барон В.Н. Ферзен - тот, что в Цусиме увел свой корабль от сдавшегося адмирала Небогатова и спас флаг и команду от плена. Еще одному георгиевскому кавалеру - М.Ф. Шульцу Эссен поручил создание Отряда минных заградителей. Георгиевские кавалеры К.А. Порембский, А.Ф. Титов, Л.К. Теше, С.В. Зарубаев, С.Н. Дмитриев, Е.И. Криницкий стали командовать наиболее ценными кораблями. Застрявшие в ремонте "Громобой", "Диана", "Аврора" были поручены опытным командирам из 1-й Минной - Л.С. Максимову, Ф.А. Вяткину, П.Н. Лескову, а старейшая, но самая сильная из канонерских лодок "Храбрый" - А.И. Непенину.

С мая 1909 года контр-адмирал Эссен выводил разнородные силы флота в едином ордере, приучая команды к совместным действиям. В эту кампанию был создан отряд минных заградителей, партия траления Балтийского моря. В ноябре было утверждено "Положение о береговых наблюдательных постах и станциях", которым была узаконена уже начатая на флоте капитаном 2-го ранга Непениным система наблюдения и связи. Со временем она стала играть важное значение. Задержка постройки кораблей не позволяла рассчитывать на скорое создание бригад линейных кораблей и крейсеров, как и на осуществление планов по другим видам вооружений. Однако постепенно острый недостаток моряков после Цусимы уменьшался. Для улучшения подготовки кадров Эссен на 1910 год поставил задачу выходить в море с таянием льдов и возвращаться поздно осенью, звания специалистов 2-го класса присваивать офицерам только после экзамена. Для создания резерва унтер-офицеров учредили школу юнг в Кронштадте.

В декабре 1909 года Эссена назначают начальником Морских сил на Балтике, а с мая 1911 года - командующим Балтийским флотом. Под непосредственным руководством Эссена разрабатывается план операций флота на случай войны, в частности, создается система минно-артиллерийских позиций в Финском заливе, решаются вопросы взаимодействия флота с сухопутными войсками. На пасху 1910 года Н.О. Эссена произвели в вице-адмиралы. Весной было решено показать членам Думы морские учения, чтобы получить поддержку планам развития флота. Из-за раннего таяния льдов в мае завершили подготовку одиночных кораблей. 23 мая моряки продемонстрировали "бой по защите столицы от вторжения морских сил агрессора". Картина артиллерийской перестрелки и минных атак произвела неизгладимое впечатление на депутатов, особенно на Председателя Государственной Думы А.И. Гучкова, который обещал Эссену поддержку. Летом 1910 года Балтийский отряд ходил на Средиземное море. На сей раз, кроме целей учебных, это была и демонстрация силы Австрии, которая аннексировала Боснию и Герцеговину, а теперь угрожала Сербии. В 1911 году, наконец, вступили в строй новые корабли, что позволило сформировать бригаду линкоров и 1-ю бригаду крейсеров. Перед Кронштадтом возводились могучие форты Ино, Красная Горка, Серая Лошадь, Тотлебен, Обручев. Разворачивалась постройка укреплений на острове Нарген и у Порккалауда с переносом главной операционной базы флота в Ревель. Эссен с энтузиазмом отнесся к возможности выдвинуть флот дальше от столицы. Он постоянно находился на кораблях, его обращения к командам с призывом "Помни войну!" способствовали пробуждению творческих сил в моряцкой среде. Архивы сохранили множество новаторских проектов, поступивших с флота и из учебных заведений.

Когда в январе 1912 года обсуждалась возможность войны с Германией, командующий Морскими силами Балтийского моря настаивал на срочной постройке линейных кораблей и батарей для прикрытия минно-артиллерийской позиции. Ведь Российский флот на Балтике имел лишь 9 устаревших линкоров и броненосных крейсеров против 41 германского, вдвое меньше эсминцев, миноносцев и подлодок. Русский флот не смог бы защитить столицу даже ценой своей гибели. Так как германский флот обладал численным превосходством, вице-адмирал Эссен считал необходимым, не ограничиваясь обороной, связать противника активными операциями у его берегов, в частности минными постановками. "Настоящие действия с нашей стороны были бы неожиданностью для всего мира, - убеждал адмирал сомневающихся. - Во-первых, потому, что со времен Екатерины наш флот только оборонялся, и, во-вторых, потому, что наступление Андреевского флага против второго флота мира будет всем казаться немыслимым. Однако оно выполнимо и по трудности своей не превышает планов, выполненных великими людьми в свое время". Совет флагманов, проходивший 25-26 января в Ревеле, не поддержал Эссена. Было решено в случае войны первоначально дать бой неприятелю на Нарген-Порккалаудской минно-артиллерийской позиции. Тем не менее, флагман отдал приказ готовить план активных действий. В его замысел входили взрыв шлюзов Кильского канала и действия в Датских проливах, не позволяющие противнику прорваться на Балтику.

Эссен был готов начать действия даже без разрешения правительства, чтобы решительным ударом нарушить планы врага. Он добился утверждения Думой 5-летней "Программы усиленного судостроения 1912-1916 гг.", принятой 6 июня 1912 года. "Это день великих надежд для России!" - так отозвался на принятие Думой закона Николай II. Император любил флот, часто бывал на кораблях, выходил на маневры и стрельбы, не понаслышке знал его проблемы и людей и не раз напоминал: "Россия должна иметь флот, соответствующий ее достоинству! Флот - завет Петра Великого". Согласно положениям "Программы" до 1916 года предполагалось построить 4 линейных и 4 легких крейсера, 30 эсминцев и 12 подводных лодок.

14 апреля 1913 года Н.О. Эссену было присвоено звание адмирала. В Ревеле он собирал силы на случай войны. Он поднял флаг на "Рюрике" и продолжал каждый час тратить на подготовку к войне. На общефлотских стрельбах 4 июля броненосцы и крейсера продемонстрировали сосредоточенную стрельбу по движущимся целям, а "Рюрик" ночью за 8 минут разбил щит. В августе 1913 года после маневров эскадра из "Рюрика", 4 линкоров, бригады крейсеров, полудивизиона эсминцев и транспорта отправилась под флагом Эссена в зарубежный поход. Датские проливы прошли без лоцманов, в Северном море испытали шторм. 1 сентября прибыли в Портсмут. Будущих союзников встречали радушно и королева, и местные власти, и жители города. Затем адмирал заходил в порт Брест и норвежские порты, демонстрируя боеспособность русского флота. В 1914 году продолжалась реконструкция Ревельского и Свеаборгского портов, сооружались батареи на берегах Финского залива. Но кораблей не хватало. Новые дредноуты, нефтяные эсминцы и крейсера могли вступить в строй только в 1915-1916 годах. Была приведена в состояние постоянной готовности служба связи. Уже 9 апреля соединения флота начали маневры. Командиры кораблей получили желтые пакеты с приказом распечатать их в случае военных действий.

Корабли на Балтике Намеченные на 2 июня общефлотские маневры пришлось отменить ввиду сведений о развертывании австрийской армии. 15 июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Адмирал Эссен приказал выключить все маяки на Балтике. Император запретил начинать минные постановки. Эссен, помня о судьбе Тихоокеанской эскадры, 17 июля 1914 года на свой страх и риск решил ставить главное минное заграждение. "Адмирал Эссен волновался и считал, что все кончится тем, что германский флот прорвется и, не выставив минных заграждений, мы сможем задержать его только на несколько дней", - вспоминал потом начальник оперативной части штаба флота А.В. Колчак. Эссен послал телеграмму морскому министру: "Если не получу ответа сегодня ночью, утром поставлю заграждение". Когда поступило разрешение ставить мины, корабли уже были на позиции. В полдень 18 (31) июля начальник Отряда минных заградителей контр-адмирал В.Л Канин докладывал: "Согласно приказу "Ладога", "Нарова", "Амур" и "Енисей" выставили 2119 мин всех трех видов в восемь линий с углублением 4,9 м и с интервалом 45-85 м. Работа проведена за 4 часа 25 минут. При этом взорвалось 11 мин - всплывших не было". Все подступы к Финскому заливу были надежно закрыты.

На следующий день, 19 июля, Германия официально объявила войну России. Но когда немецкий посол Пуркалес вручал министру иностранных дел России Сазонову ноту об объявлении войны, российская столица была практически недосягаема для германских корабельных орудий. В тот же день адмирал поздравил моряков с днем, к которому они готовились всей жизнью и службой. Первоначально русский флот действовал оборонительно. Германские силы обстреляли Либаву, оставленную русскими, а через неделю выставили минное заграждение у Наргена. Но затем российский флот перехватил инициативу. 26 августа погиб немецкий крейсер "Магдебург", налетевший на камни у Оденсхольма. В начале сентября Эссен с крейсерами и эсминцами ходил до Готланда, он готовился к генеральному сражению, но он не имел разрешения выходить за пределы позиции.

Через две недели усиленный германский флот, насчитывавший 14 линкоров, выходил к Виндаве (Вентспилсу) в расчете на то, что удастся выманить русский флот или прорваться в Финский залив, из которого Эссену было запрещено выходить даже в случае высадки десанта. Но Эссен, подчиненный командующему 4-й армией, не собирался сидеть сложа руки. В октябре прибыли присланные англичанами подводные лодки, которые вскоре вышли на патрулирование к Данцигской бухте и вызвали тревогу неприятеля, заставив германские корабли укрыться на базах. Сам адмирал поручил штабу подготовить планы минных постановок у берегов противника. 31 октября и 5 ноября эскадренные миноносцы "Генерал Кондратенко", "Пограничник" и "Охотник" поставили 245 мин у Мемеля и 50 мин у Пиллау. На одной из мин ночью 17 ноября подорвался и затонул немецкий флагманский корабль адмирала Беринга, броненосный крейсер "Фридрих-Карл". На призыв Беринга поспешил лоцманский пароход "Эльбинг", но и он взорвался вблизи гибнувшего "Фридриха-Карла". В ночь на 19 ноября минный заградитель "Амур", замаскированный под крейсер, при поддержке эскадры выставил 240 мин восточнее Готланда, на пути между Данцигом и Килем. Затем вновь миноносцы выставили мины у Мемеля и Пиллау. Вскоре русские заграждения закрыли выход из Данцигской бухты к северу, а миноносцы уже ставили мины западнее. Долгое время германское командование не знало о русских минных постановках. Гибель "Фридриха-Карла" и других судов приписывали атаке подводной лодки. Обнаружив истину, германское командование стало наращивать тральные силы. В ответ русские минеры придумали средства для защиты мин от траления, готовили крейсера для минных постановок. 14 и 15 декабря крейсера и заградитель "Енисей" поставили 420 мин западнее Данцига.

"Гибель броненосного крейсера "Фридрих-Карл" на русском минном заграждении у Мемеля изменила положение на Балтийском театре, - писал впоследствии германский морской историк Р.Фирле. - Это событие показывало, что русские, как мы давно ожидали, перешли к активному методу ведения морской войны, пользуясь своим сильным минным оружием". Победив оборонительную психологию, адмирал Н.О. Эссен добился того, что давно не удавалось Российскому флоту: обложенный минами и перископами, Данциг как маневренная база стал опасен для германских кораблей. "После появления русских мин в Данцигской бухте отряд Беринга стал базироваться в Свинемюнде", - свидетельствует тот же Р.Фирле. Это был значительный успех Андреевского флага уже и потому, что теперь путь германских кораблей к Финскому заливу удлинялся на полсуток. Успех этот был особенно заметен на фоне пассивных действий русской армии на сухопутных фронтах. В конце декабря 1914 года адмирал Н.О. Эссен удостоился ордена Белого Орла с мечами, его ближайшие помощники Л.Б. Кербер, В.А Канин, Л.С. Максимов были произведены в вице-адмиралы, а капитан 1 ранга А.В. Колчак получил британский Орден Бани и подарок из кабинета императора. Многочисленные награждения и повышение в чинах "за отличие" увеличивали решимость балтийцев удержать инициативу в новой кампании.

В начале 1915 года Ставка предписала нанести максимальный вред перевозкам грузов из Швеции в германские порты, несмотря на зимнюю погоду. Только что вылечившийся Эссен выехал в штаб и подписал приказ ставить минные заграждения на основных коммуникациях противника. 14 января крейсера выставили эти заграждения незаметно для противника. Несмотря на суровую зиму, сковавшую русские порты льдом, в море продолжали действовать подводные лодки. Германский флот терял корабли, подрывавшиеся на минах, ко дну шли транспортные суда. Теперь на счет мин относили даже гибель судов от атак подводных лодок. Теряя тральщики, германский флот был вынужден очищать от мин море у собственных берегов, но подрывы на минах продолжались. В 1914-1915 годах германский флот на минных заграждениях потерял кроме крейсера "Фридрих-Карл", 4 тральщика, 2 сторожевых корабля и 14 пароходов, еще два крейсера - "Аугсбург" и "Газелле" - получили повреждения.

17 марта русские войска легко заняли Мемель, но вскоре были вынуждены его оставить. Сухопутное командование не учло предложение Эссена отложить наступление до апреля, т.к. раньше льды не позволяли оказать поддержку армии с моря. За успешную зимнюю кампанию Эссена наградили орденом Св. Владимира 2-й степени. Однако весенняя кампания усложнялась. Германское командование сменило коды. Теперь нельзя было следить так легко, как прежде, за действиями противника. 23 апреля U-26 потопила финляндский пароход "Фрак", что заставило Эссена приказать ставить все наличные противолодочные сети. Адмирал приказал крейсерам и миноносцам обновить минные заграждения перед Либавой. Непрекращающиеся подрывы на русских минах боевых кораблей и транспортов совершенно дезорганизовали судоходство между Швецией и Германией. Была закрыта паромная переправа Зассниц - Треллеборг. После потери 15 пароходов германский союз судовладельцев даже потребовал снятия одного из кайзеровских флотоводцев - адмирала Беринга - с должности командующего отрядом. Вместо Беринга флагманом особого назначения был назначен контр-адмирал Гопман - тот самый, что был немецким военно-морским атташе в Порт-Артуре. Но смена командира не принесла кайзеровскому флоту ощутимых успехов.

Сам Н.О. Эссен к весне почувствовал себя больным. Бодрости придали сообщения Непенина, что новый германский код разгадан, и командира полудивизиона особого назначения, что поставлены мины перед Либавой. Эссен так и не получил разрешения выводить линейные корабли за минно-артиллерийскую позицию. Предвидя попытки неприятеля прорваться через Ирбенский пролив, Николай Оттович совершил несколько выходов к Ирбенам. Отдавая всего себя делу, Эссен мало заботился о своем здоровье, по-прежнему старался действовать энергично. 1 мая он ушел на миноносце в Ревель и, серьезно простудившись на холодном балтийском ветру, окончательно слег с крупозным воспалением легких. На третий день врачи в Ревеле признали положение опасным, а 7 (20) мая 1915 года Н.О. Эссен умер. Смерть адмирала оказалась тяжелым ударом для всего российского флота. Общее впечатление моряков-балтийцев выразил И.И. Ренгартен: "Теперь нет самого главного, умерла душа, нет хозяина".

Любимый миноносец фон Эссена "Пограничник", сопровождаемый почетным караулом из георгиевских кавалеров, 9 (22) мая 1915 года доставил гроб с телом командующего Балтийским флотом в Петроград, к Английской набережной. При громадном стечении народа и войск гроб погрузили на орудийный лафет, и шестерка лошадей, за которой выстроилась огромная похоронная процессия, доставила тело адмирала к храму Спаса на Водах, а затем на Новодевичье кладбище. Император Николай II прислал телеграмму, исполненную горестных нот, императрица Александра Федоровна отправила огромный венок в форме креста из живых белых цветов, Государственная дума почтила память Николая Оттовича траурной лентой с надписью "Славному защитнику Андреевского флага, гордости русского флота". Гроб опускали в могилу под залпы орудийного салюта.

Морской министр адмирал И.Григорович тогда поклялся назвать именем Эссена лучший из новых кораблей. Но клятву свою он, увы, не сдержал. Вскоре в революционных бурях Балтийский флот был практически уничтожен, погибли или разлетелись по миру выросшие под началом Эссена флотоводцы и офицеры, а имя героического адмирала многие десятилетия было скрыто от потомков…

После смерти адмирала Н.О. Эссена его жена и дочь эмигрировали в Данию, остался в России лишь его сын - морской офицер Антоний Николаевич фон Эссен. Он был флагманским штурманом штаба дивизиона подводных лодок, командиром подводной лодки "АГ-14". В сентябре 1917 года старший лейтенант Антоний фон Эссен пропал без вести у Либавы вместе с подлодкой АГ-14, которой он командовал. По непроверенным слухам лодка запуталась в сетях и не смогла всплыть. Не дожидаясь мучительной смерти от удушья, Антоний Эссен пустил себе пулю в висок из отцовского пистолета.

Первоначальный памятник на могиле адмирала Эссена на Новодевичьем кладбище не сохранился. Надгробие из красного гранита с фотопортретом из эмали было возобновлено Военно-морской академией в 1960 году к столетию со дня рождения флотоводца.

Адмирал Николай фон Эссен всегда выделялся исключительной личной храбростью, придерживался наиболее смелых тактических решений, показал себя бесстрашным и умелым флотоводцем. Он неоднократно брал на себя ответственность за важнейшие решения и всегда стоял за активное использование флота и его оружия, в частности минного, был противником пассивных форм ведения войны. Он был убежден, что "флот существует только для войны, и потому все, что не имеет отношения к боевой подготовке, должно быть отброшено, как не только ненужное, но и вредное".

"Поздравляю Балтийский флот с великим днем, для которого мы живем, которого ждали и к которому готовились. С этого дня каждый из нас должен забыть все свои личные дела и сосредоточить все свои помыслы и волю к одной цели - защищать Родину от посягательств врага и вступать в бой с ним без колебаний, думая только о нанесении врагу самых тяжелых ударов, какие только возможны. Да исполнит каждый из нас величайший долг перед Родиной - жизнью своей защитит ее неприкосновенность и да последует примеру тех, кто двести лет назад с великим императором во главе своими подвигами и кровью положили в этих водах начало нашему флоту!"

Из приказа командующего Балтийским флотом Н.О. Эссена 19 июля (1 августа) 1914 года в связи с началом Первой мировой войны.
могила Н.О. Эссена

могила Н.О. Эссена

 
Hosted by uCoz