БУТАКОВ Григорий Иванович (1820-1882)


БУТАКОВ Григорий Иванович (1820-1882)

Бутаков Григорий Иванович Русский адмирал Г.И. Бутаков родился 27 сентября (9 октября) 1820 года в Риге в семье морского офицера. Его отец, Иван Николаевич Бутаков, командир военного корабля "Царь Константин", прославился в войне с турками своими подвигами у Крита и при блокаде Дарданелл, завершил жизнь вице-адмиралом. 6 мая 1831 года, в возрасте 11 лет, Григорий Бутаков поступил в Петербургский Морской кадетский корпус, а 9 января 1836 года успешно окончил курс. Два года он плавал на Балтийском море на фрегате "Александр Невский", в 1838 году произведен в мичманы. Так как его отец командовал в это время 5-й флотской дивизией на Черном море, Бутаков-младший перевелся на юг, в чине мичмана был назначен на "Силистрию" флаг-офицером к знаменитому адмиралу М.П. Лазареву, главному командиру Черноморского флота. Боевое крещение он получил в 1838 году, в экспедициях к кавказским берегам, где принял участие в боях с горцами у устья реки Туапсе, состоя на парусном тендере "Луч". За эти боевые операции Бутаков был награжден двумя орденами с надписью "За храбрость".

С сентября 1838 года по август 1840 года на шхуне "Ласточка" плавал в Эгейском море, а в 1844 году на шхуне "Вестник" - в Средиземном море. В апреле 1843 года Бутаков за отличную службу был произведен в лейтенанты и назначен командиром тендера "Поспешный". В этой должности он оставался до 1850 года, занимаясь гидрографическими работами - исследованием отечественных и турецких берегов Черного моря и Босфора. Вместе со своим товарищем по кадетскому корпусу лейтенантом И.А. Шестаковым (командиром тендера "Скорый"), Бутаков составил "Лоцию Черного моря с 36-ю литографированными планами портов". За отличное выполнение задания оба были произведены в капитан-лейтенанты и награждены орденами Св. Анны 3-й степени, а за составление лоции, которая вышла из печати в 1851 году - пожалованы бриллиантовыми перстнями. 27 марта 1851 года Бутакова командировали в Англию, где он наблюдал за постройкой парохода "Дунай", привел судно в Николаев и почти 3 года командовал им. С тех пор его служба проходила на паровых, а не парусных, судах, за исключением короткого периода командования бригом "Аргонавт" в 1851 году. Он становится специалистом в области использования парового военного флота. 3 декабря 1852 года капитан-лейтенант Г.И. Бутаков назначен командиром лучшего на Черноморском флоте пароходофрегата "Владимир", получившего благодаря своему командиру громкую славу в Крымской войне 1853-1856 годов.

В октябре 1853 года началась Крымская война. Выйдя на разведку и рекогносцировку берегов турецкой Болгарии - рейдов Балчика, Варны и Бургаса, "Владимир" в составе отряда кораблей под общим командованием вице-адмирала В.Корнилова 5 (17) ноября 1853 года встретил в районе Пендераклии турецкий 10-пушечный пароход "Перваз-Бахри". По приказанию Корнилова "Владимир" решительно вступил в бой с неприятельским пароходом. Заметив, что у турецкого парохода нет носовой и кормовой артиллерии, Бутаков, избегая бортового огня противника, стал держать свой пароходофрегат в кильватер кораблю противника. Всякий раз, когда последний пытался ввести в дело свою бортовую артиллерию, Бутаков неизменно занимал выгодное для себя положение за кормой противника и вел по нему огонь из бомбических пушек. В результате трехчасового боя противник, имея большие потери в личном составе и значительные повреждения, был вынужден прекратить огонь и спустить флаг. Турки потеряли 58 человек, в том числе капитана, у Бутакова было двое убитых и трое раненых. 7 ноября 1853 года "Перваз-Бахри" был приведен в Севастополь, отремонтирован и вступил в строй под названием "Корнилов". Находившийся на "Владимире" В.А. Корнилов с восхищением писал про Бутакова в донесении главнокомандующему А.С. Меншикову: "Капитан, офицеры и команда парохода "Владимир" вели себя самым достойным образом. Капитан-лейтенант Бутаков распоряжался как на маневрах". Это был первый в истории флотов мира бой двух паровых кораблей и закончился он победой русских. За этот бой Г.И. Бутаков был произведен в капитаны 2 ранга и награжден орденом Георгия 4 степени.

Из-за повреждения машин "Владимир" не участвовал в знаменитом Синопском сражении 18 (30) ноября 1853 года. Но Бутаков перешел на "Одессу" и временно заменил командира этого пароходофрегата, буксируя до Севастополя поврежденный корабль "Великий князь Константин" под флагом П.С. Нахимова.

В начале 1854 года англо-французский флот под предлогом защиты Турции вошел в Черное море. К весне все чаще неприятельские корабли стали появляться у берегов Крыма. "Владимир" не раз встречался с английскими и французскими пароходами, но уходил от них. Вести бой с неприятелем в одиночку единственный пароходофрегат специальной постройки не мог. Когда осенью 1854 года союзники высадили в Крыму десант, русские парусники не могли этому помешать. После начала осады Севастополя активной частью флота оставались пароходы, в первую очередь "Владимир". В начале октября 1854 года отряд пароходофрегатов под командованием Бутакова принял деятельное участие в подавлении сухопутных и морских батарей противника, готовивших артиллерийскую поддержку штурма Севастополя. Благодаря своевременному обстрелу позиций противника был сорван план неприятеля овладеть Севастополем путем ускоренной атаки. Бутаков воевал умело. Он применил искусственный крен пароходофрегата, что увеличило дальнобойность его пушек до 4-5 километров и позволило подавить батарею на Киленбалочных высотах. 9 октября 1854 года орудия "Владимира" впервые в истории русской морской артиллерии вели огонь по невидимой цели. Следующим летом, когда Бутаков внедрил усовершенствования в орудийных станках, удавалось вести огонь по берегу во время хода. Моряки "Владимира" внесли немало усовершенствований, в том числе блиндирование важнейших частей парохода.

Роль флота не ограничивалась обороной. 24 ноября 1854 года П.С. Нахимов приказал Бутакову отогнать французский трехмачтовый пароход "Мегара", с которого наблюдали из Песочной бухты за рейдом. Капитан 1-го ранга, чтобы отвлечь внимание противника, направил пароходофрегат "Херсонес" для обстрела противника у Стрелецкой бухты. Сам Бутаков вышел первым и атаковал "Мегару", а затем поддержал "Херсонес". Когда же на отходе русские корабли вступили в бой с двумя английскими и французским пароходами, командир "Владимира" увлек одного из неприятелей под огонь береговых батарей. После этой дерзкой вылазки союзники постоянно держали у входа в бухту несколько больших пароходов. "Владимир" вместе с другими кораблями не раз открывал огонь, прикрывая фланг русских укреплений и отражая атаки. С декабря 1854 года и до сдачи Севастополя Бутаков участвовал в его обороне как командир "Владимира". Во время осады Севастополя, пароходофрегаты под общим руководством Г.И. Бутакова оказали значительную поддержку русским батареям. В самые опасные моменты неприятельского обстрела Бутаков упрашивал вице-адмирала П.Нахимова, возглавившего оборону города, перевести его на какую-нибудь батарею. Но Нахимов наотрез отказал: "Нельзя-с, - заявил он Бутакову. - Вас нужно сохранить для будущего флота".

После гибели вице-адмирала В.А. Корнилова, Бутаков в феврале 1855 года был назначен начальником штаба Черноморского флота, от которого после затопления большей части судов оставалось лишь несколько пароходофрегатов. В марте 1855 года Бутаков стал капитаном 1-го ранга. Под его руководством пароходофрегаты смело атаковали суда противника, державшиеся недалеко от входа в Севастопольскую бухту. Искусные и смелые маневрирования "Владимира" возбудили общее удивление не только своих, но и врагов. В августе 1855 года англо-франко-турецкие войска в шестой раз предприняли штурм Севастополя, наконец, принесший им успех. До последнего дня обороны Севастополя Бутаков оставался на "Владимире". В ночь с 30 на 31 августа 1855 года Бутаков, по приказу адмирала Новонильского, снял команду со своих пароходофрегатов, зажег и затем затопил их. "Владимир" вместе с другими уцелевшими судами был затоплен, чтобы не стать добычей врага.

Пленение пароходо-фрегатом Владимир турецкого военного парохода Перваз Бахри С картины художника А.П. Боголюбова Вскоре после окончания войны, 26 августа 1856 года Г.И. Бутаков, произведенный в контр-адмиралы с зачислением в свиту Его Императорского Величества, был назначен начальником штаба в г.Николаев, ставший после падения Севастополя главной морской базой России на юге. Тогда же он был назначен главным командиром Черноморского флота и военным губернатором Николаева и Севастополя, который, по Парижскому мирному договору, был возвращен России. Так как России после поражения в войне запрещалось иметь на Черном море военный флот, Григорий Иванович досадовал: "Надо же было мне попасть на свою должность в такое время". Кроме того, ему пришлось столкнуться лицом к лицу с взяточничеством, казнокрадством и прочими проявлениями бюрократического аппарата, на борьбу с которым у Бутакова уходило много времени. Перегруженный административными и хозяйственными заботами, Бутаков не оставлял занятий по военно-морским вопросам. Он находил время для выходов в море с целью разработки основ пароходной тактики, начатой им еще в 1854 году по предложению Корнилова. Тогда, Бутаков составил по поручению Корнилова для своих пароходов краткое описание "эволюций", т.е. таких поворотов и захождений кораблей, какие необходимы для занятия наиболее выгодного положения во время боя и на переходе. После Крымской войны правительство начало систематическую постройку железных паровых военных кораблей. Новый флот требовал новой тактики ведения боя, и именно такая тактика раньше, чем в других странах, была разработана в России. Изучив боевые свойства паровых кораблей, Григорий Иванович выступил как теоретик парового военно-морского флота, поставив вопрос о новой тактике, что нашло отражение в его книге "Новые основания пароходной тактики" (1863). За этот труд, переведённый на различные языки и ставший пособием для моряков разных стран, Академия наук присудила Г.И. Бутакову полную Демидовскую премию.

Он разработал и издал также "Правила маневра парового корабля", "Книгу эволюционных сигналов" и "Свод морских военных сигналов", получившие признание во многих флотах мира. Вводимые Бутаковым прогрессивные методы боевой учебы основывались на принципах: готовить флот не для смотров и парадов, а для боя, исход которого зависит от выучки экипажей; больше плавать, проводить практические занятия; главное в обучении и воспитании - развитие у матросов смелости, инициативы и находчивости. Бутаков учил не слепой, безрассудной отваге, а именно смелости, соединенной с самообладанием, четким глазомером, научным мышлением и ориентировкой. Он также изобрел новый способ сигнализации в тумане, компас с наклонной стрелкой. Многие положения его трудов используются и поныне.

22 года (1838-1860) Бутаков прослужил в Черноморском флоте, а в начале 1860 года его перевели на Балтийский флот начальником Практической эскадры винтовых кораблей, которую создали для подготовки моряков парового флота. Это назначение дало ему возможность всесторонне проверить свое исследование законов вращения винтовых судов. Контр-адмирал заставил серьезно учиться морскому делу всех. На кораблях были введены офицеры-дальномерщики, приборы для измерения дальности, для передачи с мостика на батарею данных о прицелах, учреждены сигналы для сообщения на другие корабли о скорости. Экспериментируя, контр-адмирал добился того, что разнотипные корабли научились двигаться согласованно. 5 сентября 1860 года его за отличную службу наградили орденом Станислава 3-й степени с мечами. Назначенный весной 1861 года начальником Практической эскадры винтовых канонерских лодок, Бутаков использовал их для проверки своих идей. В приказе от 11 июля 1861 года он сформулировал основные задачи обучения: превратить эскадру в стройную силу и изучить все финские шхеры, в которых эскадре предстояло действовать. К концу кампании лодки хорошо держались в строю и совершали сложные маневры. Следующим летом Бутаков усложнил обучение, занявшись маневрированием при таранных ударах. За кампанию 1862 года моряки научились решительно действовать в шхерах, уверенно осуществляли все преобразования. Без преувеличения можно сказать, что плавание 40 канонерских лодок в 1861-1862 годах было для Балтийского флота своего рода событием.

В начале 1863 года Г.И. Бутаков был назначен военно-морским атташе в Англию и Францию. Этот пост он занимал до 1867 года. 28 октября 1866 года Григорий Иванович был произведен в вице-адмиралы с назначением начальником эскадры броненосных судов Балтийского моря. При открытии Всемирной Парижской выставки 1867 года он был избран председателем международной экспертной морской комиссии.

Памятник затопленным кораблям 6 февраля 1867 года вице-адмирала назначили начальником Балтийской эскадры броненосных судов. Чтобы за кампанию сделать эскадру боеспособной, он применил новую систему боевой подготовки. В отличие от парусного флота, для технически сложных кораблей следовало до начала кампании готовить экипажи на берегу, затем на стоянке, после чего следовала одиночная подготовка корабля на рейде и в море. Лишь потом можно было начинать эскадренные учения. В июне, закончив подготовку одиночных кораблей, эскадра собралась на Транзундском рейде. К концу кампании разнородные броненосные корабли научились удерживаться в строю. Летом 1868 года флагман усложнил подготовку. Две канонерские лодки переоборудовали в суда для таранных учений. Бутаков считал необходимым учить артиллеристов, чтобы они могли действовать исходя из требований боя. Моряки успешно стреляли с ходу по неподвижным треугольным щитам, учились попадать в щиты движущиеся. В первый месяц кампании 1869 года Бутаков практиковал крейсерства, при которых суда, двигаясь полным ходом, по очереди огибали суда, стоявшие на рейде, выписывая сложные восьмерки. Флагман добивался слаженности в маневрах отрядов однотипных судов. Когда в 1870 году на вооружение поступили нарезные орудия, Бутаков ввел учения по стрельбе во время качки.

Создавая в морской учебе экипажей обстановку, близкую к боевой, Бутаков заставлял офицеров и матросов под ядрами плавать на шлюпках, приучая к свисту и разрыву снарядов. Он был также инициатором специальных "военно-морских игр" и составил для них правила. Для поощрения состязающихся Бутаков добился ежегодного ассигнования 1500 рублей на покупку призов. Особенно интересны были введенные им гонки парусных шлюпок без пользования рулем. По окончании каждой гонки Бутаков разбирал ошибки в управлении и поощрял особенно отличившихся. Однажды он даже велел салютовать шестью орудийными залпами шестерке мичмана Федотова за то, что она отлично управлялась при "гонке без рулей". В короткое время Григорий Иванович поднял боевую подготовку своей эскадры до такой высоты, что иностранные державы посылали своих морских офицеров учиться у него. В эскадре Бутакова был воспитан С.О. Макаров, тогда офицер "Русалки", ставший впоследствии гордостью российского флота. Император Александр II ценил Бутакова, и на смотре 1869 года царь подошел к Григорию Ивановичу и сказал: "А тебя благодарю прежде всех и поздравляю моим генерал-адъютантом. Я уверен, что ты останешься таким, каким я тебя всегда знал". При этом Государь снял с Его Императорского Высочества великого князя Алексея Александровича аксельбант и надел его собственноручно на плечо Григория Ивановича.

Большое внимание Бутаков уделял развитию минного дела. России всегда принадлежало первенство в развитии и применении минного оружия. На эскадре Бутакова в 1867 году была устроена первая лаборатория минных опытов под руководством лейтенанта Терентьева. Делались опыты с подведением гальванических мин под негодные суда, испытывались мины для заграждения. С 1873 года для отражения минных атак начали применять введенные Бутаковым на некоторых кораблях электрические прожекторы. Велись теоретические занятия, и, наконец, 1 октября 1874 года в Кронштадте были открыты Минный офицерский класс и Минная школа для нижних чинов. По проекту Бутакова в 1874 году впервые оснастили броненосный фрегат "Петропавловск" противоминной артиллерией. Десять лет, с 1867 по 1877 г. Г.И. Бутаков командовал эскадрой броненосных кораблей. Бутаков пришел к выводу, что "типы военных судов устаревают иногда прежде окончательной достройки их", и был недоволен российским кораблестроением, резко критиковал его.

Хотя Григорию Ивановичу 16 апреля 1878 года и дали чин адмирала, почти одновременно он был фактически понижен в должности - назначен начальником береговой и морской обороны крепости Свеаборг. Вскоре главный начальник флота и морского ведомства великий князь Константин Николаевич и вовсе отстранил адмирала от дел, и тот два года прожил на своей финляндской даче, занимаясь воспитанием детей. "Скоро в этом флоте не останется ни одной личности", - писал об отставке Бутакова один из его бывших сослуживцев. В начале 1881 года адмирал все же был назначен на должность главного командира Петербургского порта, но уже в следующем году получил новую отставку. Причиной этого стала его непримиримая борьба со взяточничеством в кораблестроении. Управляющий Морским министерством И.Шестаков, его давний друг, на этот раз ничем ему не помог. В марте 1882 года Бутаков был снят с поста и назначен в Государственный совет, куда определяли обычно престарелых сановников. Адмирал тяжело переживал свое увольнение, которое знаменовало для него не только уход от флотской работы, но и непризнание его принципов подготовки флота. Отдав всю жизнь России, он остался не у дел, поселился на даче в Финляндии, переводил с английского языка научные статьи, писал стихи. 31 мая (12 июня) 1882 года он скончался от апоплексического удара по дороге домой после заседания Государственного совета. Похоронен адмирал был на Никольском кладбище в Александро-Невской лавре. На могиле установили бюст работы скульптора М.А. Чижова, который в 1920-е годы был снят с постамента и передан в Музей городской скульптуры Ленинграда.

Этот человек имел множество добродетелей: мужество, боевые заслуги, ученые труды, безупречную честность, был идеалом нравственного начальника, но потомки забыли адмирала. Надгробный памятник Г.И. Бутакову на массивном скульптурном постаменте, украшенном морскими якорями в ограде цепей, находится в полном запустении: стерлись надписи, а бюст, выполненный М.А. Чижовым, так и не восстановлен. Средства на этот памятник собирала вся семья русских моряков Балтийского флота. Адмирал принадлежал "к людям, которые умеют служить и жить, какой бы мундир они ни носили, не льстя, не кривя душой, не принося интересов дела в жертву другим интересам", - отмечалось в некрологе. Поэтому кончина Григория Ивановича была большим горем для всех русских моряков, которые считали его своим любимцем. Небольшая табличка напоминает и о том, что род Бутаковых закончился мученичеством: его жена Амалия Арсеньевна, урожденная Рождественская, была зверски убита большевиками в 1917 году вместе с их сыном контр-адмиралом Александром Григорьевичем Бутаковым (1861-1917), командиром крейсера "Аврора" (07.1914-02.1916), который был расстрелян на дамбе Финского залива в Кронштадте. Существует свидетельство, что его труп скатился с обрыва и принял сидячее положение. Жители не могли захоронить расстрелянных, потому что долго не решались подойти к месту, где фигура адмирала с развивающейся седой бородой как бы сторожила убиенных. А неподалеку похоронен и брат Г.И. Бутакова - вице-адмирал Иван Иванович Бутаков (1822-1882). Многие из рода Бутаковых были связаны с морем, всю жизнь служили Отечеству. С исчезновением таких династий, ушла и славная морская Россия.

Талантливый русский флотоводец Г.И. Бутаков вошел в отечественную историю как герой Севастопольской обороны и основоположник тактики российского парового броненосного флота. Служивший на флоте в период перехода от парусного к паровому броненосному флоту, он первым заложил теоретические основы тактики паровых судов, и иностранные военные теоретики, несмотря на всю свою надменность и самоуверенность, вынуждены были признать приоритет русского адмирала. Стиль его оригинальных приказов, человечное отношение к матросам, независимая позиция в отношении высшего начальства, - все это напоминает Суворова, Нахимова. Бутаков соединял в себе героическую отвагу морского офицера, высокую образованность и организаторский дар флагмана-начальника с неутомимой научной пытливостью и способностью к широким научным обобщениям. Значение деятельности адмирала Г.И. Бутакова для русского военно-морского флота трудно переоценить. Горячий патриот своей Родины, проникнутый глубокой верой в русский народ, он весь свой организаторский талант и знания посвятил русскому военно-морскому флоту.

"...В военное время, - писал Бутаков, - риск есть необходимость; прибавлю, что в мирное время нужно выучиться рисковать, чтобы в военное время получить уверенность и крепость нервов"...
Могила Бутакова Григория Ивановича

 
Hosted by uCoz