ПОПОВ Андрей Александрович (1821-1898)


ПОПОВ Андрей Александрович (1821-1898)

Попов Андрей Александрович Русский адмирал, кораблестроитель А.А. Попов родился 22 сентября (4 октября) 1821 года в Петербурге в семье поручика Корпуса корабельных инженеров (впоследствии - управляющего Охтинской верфью, известного кораблестроителя и генерал-майора) Александра Андреевича Попова (1788-1859). Уже в детстве Андрей отличался необыкновенной любознательностью, настойчивостью, любил читать, особенно о море. Целыми днями мальчик пропадал на чердаке, куда сваливали старые книги. Перелистывая пожелтевшие страницы, будущий адмирал мысленно путешествовал с экспедициями Беринга, Прибылова, Шелехова, совершал кругосветные плавания на шлюпах "Надежда" и "Нева" под флагами Крузенштерна и Лисянского, ходил в антарктические походы под командой Лазарева и Беллинсгаузена. Увлеченность историей российского флота уже в 9-летнем возрасте привела Попова в морскую роту Александровского корпуса. В следующем году его перевели в петербургский Морской кадетский корпус.

В 1838 году 17-летний А.А. Попов закончил Морской кадетский корпус с присвоением ему чина мичмана и зачислением в 32-й флотский экипаж, на Черноморский флот. В составе экипажа Попов принимал участие в боевых действиях против горцев на Кавказе, мичманом, а затем лейтенантом служил на кораблях на Черном море. Вскоре молодому офицеру доверили и командование его первым кораблем, он был назначен капитаном парохода "Метеор" - одного из вспомогательных крейсеров Черноморского флота.

В 1853 году, перед началом Крымской войны, капитан-лейтенант А.А. Попов получил ответственное задание. Он был командирован в Константинополь для собирания сведений о вооружении Босфора и близлежащих к нему укрепленных мест по Черному морю и Дунаю до Рущука. В мае 1853 года провокационные действия англичан вызвали разрыв дипломатических отношений между Россией и Турцией, 11 октября 1853 года началась война. На помощь туркам в пролив Босфор вошла англо-французская эскадра, а 18 ноября произошел знаменитый Синопский бой, в котором русские корабли под командой адмирала Нахимова наголову разгромили вражеский флот.

В сентябре 1854 года началась героическая оборона Севастополя, и капитан-лейтенант Попов был назначен офицером особых поручений при Нахимове и Корнилове. С этого дня два прославленных адмирала стали молодому моряку примером для подражания. И тогда же Попов совершил свой первый подвиг. Осенней сентябрьской ночью 1854 года из осажденного Севастополя вышел с потушенными огнями пароход-фрегат "Тамань". Искусно лавируя между английскими и французскими судами, он прорвал блокаду и благополучно прибыл в Одессу, блестяще выполнив приказ Нахимова. Командовал "Таманью" А.А. Попов. Зайдя затем в Николаев и получив груз для осажденного города, "Тамань" еще раз прошла сквозь англо-французскую эскадру и вернулась обратно в Севастополь. За этот подвиг А.А. Попов был произведен в капитаны 2 ранга. Во время Крымской кампании Попов командовал также пароходами "Эльбрус", "Андия" и "Турок", крейсируя по Черному морю, уничтожил шесть турецких транспортных судов.

В 1855 году, во время осады Севастополя, снятые с кораблей пушки были установлены на береговых бастионах. А.А. Попов руководил установкой морских орудий на укреплениях Севастополя, организовал перевозку войск с северного берега на южный, а затем заведовал артиллерийским снабжением всей оборонной линии города. Так впервые проявился инженерный и изобретательский гений Попова. В период обороны Севастополя Попов состоял при адмиралах П.С. Нахимове и В.А. Корнилове, участвовал в устройстве бона для преграждения неприятелю входа в Севастопольский рейд, снарядил два брандера и приспособил морскую артиллерию с потопленных кораблей к сухопутным укреплениям. А.А. Попов был награжден Золотым оружием с надписью "За храбрость" и двумя орденами. Начав кампанию капитан-лейтенантом, он закончил ее в чине капитана 1 ранга (1856).

В 1855 году А.А. Попов был назначен флигель-адъютантом, а вскоре командирован с театра военных действий в Кронштадт, Выборг, Свеаборг и другие укрепленные порты побережья Балтийского моря. В 1856 году Попов получил ответственное назначение, он стал начальником штаба Кронштадтского порта, и оставался на этой должности до 1858 года. В эти же годы капитан 1 ранга Попов в качестве совещательного члена кораблестроительного комитета руководил постройкой новых военных судов в Архангельске. Под его руководством и отчасти по его же проектам были построены 14 винтовых корветов и 12 клиперов. В ту эпоху, когда паровой флот начал вытеснять парусники, А.А. Попов оказал большое влияние на создание нового, парового флота России. Удачно сочетая талант командира и судостроителя, А.А. Попов вместе с С.О. Макаровым создавал образцы первых мин - грозного и совершенно нового по тем временам вида оружия, изучал боевое применение минных катеров.

В 1858-1861 годах, командуя отрядом из двух корветов ("Рында" и "Гридень") и клипера "Опричник" (2-й Амурский отряд), А.А. Попов перешел из Кронштадта в Японское море, плавал у берегов Японии, провел исследования побережья русского Приморья, один из заливов которого (у 45-й параллели) был назван в честь корвета Попова "Рында". В 1861 году А.А. Попов был произведен в чин контр-адмирала, а вскоре избран действительным членом Кораблестроительного и Морского учёного комитетов, занимался переделкой парусных судов в винтовые. В этом же году он был назначен командиром Тихоокеанской эскадры и совершил плавание к берегам Англии. В 1863-1864 годах, командуя эскадрой, плавал в Тихом океане, а затем выполнил еще одну важную миссию.

Броненосный корабль 18 июля 1863 года эскадра из пяти кораблей (фрегаты "Александр Невский" и "Пересвет", корветы "Варяг" и "Витязь", клипер "Алмаз") во главе с флагманом "Александр Невский" вышла из Кронштадта и направилась к берегам Америки. Шестой корабль, фрегат "Ослябя", находился в это время в Средиземном море и добирался в Америку самостоятельно. Командовал эскадрой военно-морской атташе России в США Степан Степанович Лесовский, недавно вернувшийся из Вашингтона и ставший уже контр-адмиралом. А на клипере "Алмаз" отправлялся к далёким берегам молодой гардемарин, лишь недавно окончивший Морской кадетский корпус, - Николай Римский-Корсаков. Подготовка похода производилась в обстановке строжайшей секретности: о месте назначения, маршруте следования и истинных целях экспедиции командиры кораблей узнали лишь перед самым выходом из Кронштадта. В случае появления препятствий со стороны флота какой-либо страны предполагалось прорываться с боем. Так как в эти годы отношения России с Англией и Францией были очень сложными, то чтобы уменьшить риск встречи с кораблями враждебных стран, решено было идти не через Ла-Манш, а обогнуть Британские острова с севера. Запрещалось также по пути следования заходить в какие бы то ни было порты, дабы не раскрыть движение эскадры. Хотя погода не благоприятствовала этому, корабли шли под парусами (все они имели и паровой двигатель и паруса), экономя уголь ввиду возможных боевых действий. К счастью этого не произошло, и в середине сентября эскадра благополучно добралась до американских берегов, бросив якорь в гавани Нью-Йорка.

Почти одновременно с выходом из Кронштадта эскадры С.С. Лесовского, из Николаевска-на-Амуре отправилась вторая эскадра, которая, выйдя в Тихий океан, взяла курс на Сан-Франциско. Состояла она тоже из шести кораблей, хотя и более низкого ранга (4 винтовых корвета - "Богатырь", "Калевала", "Рында" и "Новик", и 2 клипера - "Абрек" и "Гайдамак"). Командовал ею контр-адмирал А.А. Попов. К 1 октября 1863 года русские корабли достигли Сан-Франциско. Появление двух русских эскадр в Нью-Йорке и Сан-Франциско словно взрыв бомбы потрясло политиков в Лондоне и Париже, заставив их призадуматься: теперь в случае начала войны с Россией на их торговых коммуникациях появилась бы целая дюжина русских паровых судов, способных решать любые задачи. А население Соединённых Штатов встретило весть о приходе военных кораблей из России с огромным энтузиазмом: это значило, что у Америки появился союзник. Газеты писали о братстве двух стран, люди радостно приветствовали русских моряков на улицах Нью-Йорка, Бостона, Сан-Франциско, а власти устраивали в их честь приёмы и балы. В ноябре 1863 года часть кораблей Атлантической эскадры вошла в Потомак, и их команды посетили Вашингтон, побывали в Конгрессе, а С.С. Лесовский с командирами кораблей был принят президентом США Авраамом Линкольном. Жена Линкольна (сам президент был нездоров) и госсекретарь Сьюард посетили фрегат "Александр Невский".

В Сан-Франциско русские корабли Попова оказались единственной защитой горожан от возможного нападения южан, поскольку у северян военного флота на Тихом океане практически не было. Адмиралу Попову было строго предписано придерживаться нейтралитета в Гражданской войне и не вступать в бой с кораблями южан в открытом море и при нападении на защищающие город форты. Однако в случае их нападения на город с угрозой жизни его мирному населению разрешалось применить для защиты горожан всю мощь оружия русской эскадры. К счастью, этого не потребовалось. Но и без этого город очень тепло принимал русских моряков, и Попов писал 11 ноября 1863 года: "5-го числа город Сан-Франциско дал бал в знак общего расположения к России. Бал этот стоил более 15 тыс. долларов, и в летописях Сан-Франциско, конечно, останется памятным надолго".

Этот Американский поход имел огромное политическое значение для России и Америки. В разгар Гражданской войны в Соединенных Штатах приход русской эскадры выражал открытую поддержку законному федеральному правительству президента Линкольна в борьбе против мятежников юга и возможной интервенции со стороны Англии и Франции. В то же время, когда сама Россия находилась на грани очередной войны против Англии и Франции, поход русских кораблей к американским берегам показал силу возрождающегося после поражения в Крымской войне российского флота.

Более девяти месяцев находились русские корабли в США, побывав в разных городах восточного и западного побережья. Не только балами и приёмами было заполнено это время: моряки помогали горожанам в тушении пожаров, частых тогда в американских городах из-за множества деревянных домов, за что даже получили благодарности от муниципалитетов Аннаполиса и Сан-Франциско; офицеры эскадры Лесовского собрали деньги и передали их для благотворительных заведений Нью-Йорка. Но главную помощь гражданам США корабли оказали самим своим присутствием в американских портах: Англия и Франция в создавшихся условиях не решились открыто вступить в войну на стороне мятежных южан. А за это время произошли важные события, изменившие ситуацию в мире. После битвы при Геттисберге летом 1863 года инициатива окончательно перешла к войскам федерального правительства (северянам). В начале мая 1864 года началось наступление генерала Гранта и знаменитый "марш к морю" генерала Шермана. Поражение Конфедерации стало неизбежным.

«Поповки» — круглые корабли Российская дипломатия во главе с министром иностранных дел князем А.М. Горчаковым сумела расстроить замыслы похода объединённой Европы на Россию и заставила Англию и Францию отказаться от вмешательства во внутренние русские дела. Опасность войны миновала, и 4 июня 1864 года, оказав моральную поддержку американскому Северу и сорвав образование антирусской коалиции Англии, Франции и Австрии, эскадра С.С. Лесовского покинула Нью-Йорк, а 1 августа того же года из гостеприимного Сан-Франциско вышла в обратный путь в Кронштадт и эскадра А.А. Попова. По сути, тогда впервые Россия и США выступили союзниками, чем, вероятно, был предотвращён военный конфликт мирового масштаба.

До 1864 года А.А. Попов командовал эскадрой Тихого океана, а затем, вернувшись в Кронштадт после Американской экспедиции, занялся вопросами кораблестроения, неоднократно командировался за границу для изучения зарубежного опыта военного кораблестроения. В 1869 году по проекту Попова в Санкт-Петербурге, на верфи Галерного острова, был заложен брустверный броненосец "Крейсер", переименованный в 1872 году в честь 200-летия императора Петра I в "Петр Великий". Конкурс на проект лучшего броненосца был проведен Морским министерством России в 1867 году, и победа в нем проекта контр-адмирала А.А. Попова была убедительной.

В 1867 году А.А. Попов избран членом кораблестроительного отдела Морского технического комитета, а в 1868 году - членом Совета торговли и мануфактур. Попов был активным сторонником строительства в России парового броненосного флота. Начиная с 1867 года, он разработал ряд оригинальных проектов броненосных кораблей, и "Петр Великий" был лучшим в те времена в мире, но лишь одним из них. Этот броненосец стал триумфом Попова. Корабль водоизмещением почти в 10 тысяч тонн имел четыре 85-миллиметровых орудия в двух башнях. Две паровые машины обеспечивали ему скорость 12,5 узла. Толщина брони колебалась от 75 мм до 356 мм. Броненосец был впервые в мире оснащен гидравликой для подъема орудий и поворота башен, и в свое время считался одним из наиболее сильных военных судов в мире. Вот что писал известный английский судостроитель Е.Рид в газете "Таймс": "Русские успели превзойти нас как в отношении боевой силы существующих судов, так и в отношении новых способов постройки. Их "Петр Великий" совершенно свободно может идти в английские порты, так как представляет собой судно более сильное, чем любой из собственных наших броненосцев".

После строительства "Петра Великого" Попов выдвинул идею постройки броненосных крейсеров (впоследствии они назывались крейсерами 1-го ранга). Эта идея была тотчас подхвачена многими иностранными государствами. И в основу почти всех зарубежных проектов легли мысли и соображения русского судостроителя. В 1869-1870 годах А.А. Попов руководил строительством полуброненосных фрегатов "Генерал-адмирал" и "Герцог Эдинбургский", положивших начало новому классу кораблей - броненосных крейсеров. Фрегат "Генерал-адмирал", спущенный на воду в 1872 году в Петербурге, стал первым в мире океанским броненосным крейсером.

В 1871 году А.А. Попов был произведен в генерал-адъютанты, а в 1872 году - в вице-адмиралы. Когда в 1876 году Попов был избран членом Адмиралтейств-совета, он был уже не только известным флотоводцем, но и знаменитым кораблестроителем. Он отдает кораблестроению всего себя, создает новые типы судов. После поражения в Крымской войне Россия создает на Черном море новый флот. Для защиты входов в Керченский пролив и Днепро-Бугский лиман было решено построить броненосные корабли. А.А. Попов разработал и предложил новый тип круглых броненосных судов с большим водоизмещением и малой осадкой. По его чертежам и под его руководством строятся броненосные крейсеры, спущен на воду первый "круглый" корабль "Новгород", а в 1875 году - немного больший по размерам, но аналогичный по форме броненосец "Киев", переименованный высочайшим указом в "Вице-адмирал Попов". Впоследствии эти корабли по имени их создателя назвали "поповки". Что же представляли собой эти "странные" суда?

"Вице-адмирал Попов" - бронированный корабль с круглым корпусом в виде цилиндра диаметром 120 футов, осадкой 12 футов, водоизмещением 3550 т. В башне располагались два 12-дюймовых орудия. Судно имело шесть винтов и двигалось со скоростью 8 узлов. Попов испытал модель этого судна на воде, затем сделал паровую шлюпку аналогичной конструкции и после проверки ее мореходных качеств приступил к строительству броненосца. Круглые корабли Попова - "поповки" - вызвали неоднозначную реакцию специалистов. Конечно, в определенном смысле судно подобного типа - с утолщенной броней и увеличенным калибром артиллерии, с появлением новых требований (например, скорости, мореходности, плавности качки) может показаться невыгодным. На крупной волне корабль мог переваливаться, как блин, качаясь во всех направлениях; причем качка из-за большой ширины и малой осадки могла быть очень стремительной и резкой, что плохо отразится на здоровье экипажа и качестве артиллерийской стрельбы. Круглая форма корпуса и шесть винтов делали судно тихоходным. Но если исходить не из требований, предъявляемых обычно к мореходным броненосным кораблям, а из целевого назначения, предусмотренного во время их проектирования, то "поповки" полностью отвечали этим требованиям, и, следовательно, никакой ошибки Попова не было. Более того, английский ученый-судостроитель Вильям Фруд в ноябре 1875 года сообщал о возможности применения принципа "воздушной смазки" к широким или совсем круглым в плане судам, причем ссылался на форму днища русского корабля типа "поповки". Так что в некотором роде круглые корабли Попова явились прототипом для современных судов на воздушной подушке.

Не совсем удачной оказалась и императорская яхта "Ливадия", построенная по проекту Попова. Яхта, напоминавшая по идее "поповку" (длина 235 м, ширина 153 м, водоизмещение 4400 т), представляла собой целый плавучий дворец, очень удобный по внутреннему размещению, но по мореходным качествам была не вполне удовлетворительна, так как широкая форма корпуса требовала большую силу машины (до 13000 JHP для 15 узлов; у судов обыкновенной конструкции понадобилось бы не более 8000 - 9000).

В 1877 году А.А. Попов был назначен начальником штаба эскадры. Он возглавил проектирование и наблюдение за строительством первых русских миноносцев. Кроме того, в 1877-1878 годах, во время русско-турецкой войны, Попов руководил переоборудованием торговых судов "Европа", "Азия" и "Африка" в крейсера. В 1880 году вице-адмирал Попов был поставлен во главе кораблестроительного отдела Морского технического комитета, членом которого он являлся с 1870 года почти до самой смерти.

В 1891 году А.А. Попов был произведен в полные адмиралы. В последние годы жизни он руководил проектированием полуброненосных фрегатов улучшенной серии "Дмитрий Донской" и "Владимир Мономах", строительство которых было завершено в 1899 году, уже после смерти адмирала. Скончался А.А. Попов 6 (18) марта 1898 года в Петербурге, был похоронен на Смоленском православном кладбище.

Сподвижник В.А. Корнилова и П.С. Нахимова, адмирал Андрей Александрович Попов был богато одаренным, широко образованным человеком, отдавшим всю свою жизнь делу российского кораблестроения. Иногда его называли чудаком-адмиралом, который строил круглые корабли, но, тем не менее, вклад этого талантливого человека, замечательного моряка и кораблестроителя в дело создания броненосного и крейсерского флота России бесспорен. Недаром академик-кораблестроитель А.Н. Крылов называл Попова "истинным учителем флота"...

Могила Попова Андрея Александровича

 
Hosted by uCoz