ЗОЩЕНКО Михаил Михайлович (1894-1958)


ЗОЩЕНКО Михаил Михайлович (1894-1958)

М.М. Зощенко Знаменитый русский советский писатель, прозаик, драматург М.М. Зощенко родился 29 июля (10 августа) 1894 года (по другим сведениям - 1895) в Санкт-Петербурге, на Петербургской стороне, в доме №4 по Большой Разночинной улице, в семье художника-передвижника и актрисы. В метрическую книгу церкви Святой мученицы царицы Александры его вписали как Михаила Михайловича Зощенко.

В 1903 году родители отдали мальчика в Санкт-Петербургскую восьмую гимназию. Вот как он вспоминал об этих годах: "Учился весьма плохо. И особенно плохо по русскому - на экзамене на аттестат зрелости я получил единицу по русскому сочинению… Эта неуспеваемость мне и сейчас тем более странна, что я тогда уже хотел быть писателем и писал для себя рассказы и стихи. Скорей от бешенства, чем от отчаяния, я пытался покончить со своей жизнью". Жизнь порой бывает парадоксальна - будущий крупный писатель, начавший сочинять в 9 лет, - самый отстающий по русскому языку! Судьба хранила его, не позволив совершить самоубийство, так же, как и ранее, когда он шестилетним мальчиком, будучи на даче близ Шлиссельбурга, едва не утонул в Неве.

Впечатления детства - в том числе о сложных отношениях между родителями - отразились впоследствии в рассказах Зощенко для детей ("Галоши и мороженое", "Елка", "Бабушкин подарок", "Не надо врать" и др.). Первые литературные опыты относятся к детским годам. В одной из своих записных тетрадей он отметил, что в 1902-1906 годах уже пробовал писать стихи, а в 1907 году написал рассказ "Пальто".

В 1913 году Михаил окончил гимназию в Петербурге и поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. К этому времени относятся его первые сохранившиеся рассказы - "Тщеславие" (1914) и "Двугривенный" (1914). В начале 1914 года Михаил Зощенко был отчислен из университета из-за неуплаты за обучение. Юноше пришлось идти работать. Он едва устроился на работу контролером на Кавказской железной дороге, как в августе 1914 года началась мировая война. Зощенко решает идти на военную службу. Уже 29 сентября 1914 года он становится юнкером на правах вольноопределяющегося первого разряда на ускоренных четырехмесячных курсах Павловского военного училища, а в феврале 1915 года, после окончания курсов, произведен в чин прапорщика и отправлен в распоряжение начальника штаба Киевского военного округа. Через некоторое время М.Зощенко переводится в состав 106-го пехотного запасного батальона, назначается командиром 6-й маршевой роты и выезжает в действующую армию на укомплектование Мингрельского 16-го гренадерского полка, к которому был прикомандирован до декабря 1915 года. Сам Зощенко свой уход на войну объяснил так: "У меня не было, сколько я помню, патриотического настроения - я попросту не мог сидеть на одном месте".

22 декабря 1915 года М.Зощенко был произведен в подпоручики, а 9 июля 1916 года в поручики. В ночь на 20 июля 1916 года отряд попал под газовую атаку немцев, Зощенко оказался в полевом госпитале. После лечения он был признан больным 1-й категории, но уже 9 октября возвращается в строй. 10 ноября 1916 года поручик Зощенко произведен в штабс-капитаны и назначен командиром роты. За личное мужество М.Зощенко в годы Первой мировой войны был награжден четырьмя орденами - Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (17 ноября 1915 года), Святой Анны 4-й степени с надписью "За храбрость" (11 февраля 1916 года), Святого Станислава 2-й степени с мечами (13 сентября 1916 года) и Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом (9 ноября 1916 года). Зощенко был представлен и к Георгиевскому кресту, но не успел его получить.

Он участвовал во многих боях, был ранен. Командовал батальоном, но даже в военные годы не прекращал литературной деятельности. Пробовал себя в новеллистике, в эпистолярном и сатирическом жанрах (сочинял письма вымышленным адресатам и эпиграммы на однополчан). В начале 1917 года из-за болезни сердца, возникшей после отравления газами, М.М. Зощенко был демобилизован и вернулся в Петроград. Вскоре после этого он знакомится со своей будущей женой, В.В. Кербиц-Кербицкой.

После Февральской революции Зощенко был назначен комендантом Главного почтамта и телеграфа города Петрограда. Однако вскоре он оставил эту должность и уехал в Архангельск, где занимал должность адъютанта Архангельской дружины и секретаря полкового суда. Он совмещает государственную службу с литературными опытами: писательство в то время еще не стало основным его занятием. Под влиянием модных в столичной молодежной среде литераторов - Арцыбашева, Вербицкой, Ал.Каменского - он пишет рассказы "Актриса", "Мещаночка", "Сосед".

После Октябрьской революции бывший боевой офицер царской армии М.Зощенко перешел на сторону Советской власти. В 1918 году он, несмотря на болезнь, вновь отправляется на фронт: записывается добровольцем в Красную Армию и до 1919 года воюет на фронтах Гражданской войны. Сначала он служил в пограничных войсках в Кронштадте, а затем перевелся в действующую армию и до весны 1919 года был на фронте адъютантом 1-го Образцового полка деревенской бедноты. Зощенко участвует в боях под Нарвой и Ямбургом против отрядов Булак-Балаховича. Однако после сердечного приступа в апреле 1919 года ему пришлось демобилизоваться и вернуться в Петроград.

Зощенко зарабатывал на жизнь разными профессиями: сапожника, столяра, плотника, актера, инструктора по кролиководству и куроводству в Смоленской губернии, он служил в милиции, был секретарем суда, а затем начал службу следователем в Уголовном надзоре. Сам Зощенко писал позднее, что "переменил десять или двенадцать профессий, прежде чем добраться до своей теперешней профессии". В написанных в это время юмористических "Приказах по железнодорожной милиции и уголовному надзору станции Лигово" и других неопубликованных произведениях уже чувствуется стиль будущего сатирика.

В 1919 году Зощенко занимался в творческой Студии, организованной при издательстве "Всемирная литература". Руководил занятиями К.И. Чуковский, который высоко ценил творчество Зощенко. Вспоминая о его рассказах и пародиях, написанных в период студийных занятий, Чуковский писал: "Странно было видеть, что этой дивной способностью властно заставлять своих ближних смеяться наделен такой печальный человек". Кроме прозы, во время учебы Зощенко написал статьи о творчестве А.Блока, В.Маяковского, Н.Тэффи и др. В Студии он познакомился с писателями В.Кавериным, Вс.Ивановым, Л.Лунцем, К.Фединым, Е.Полонской и др., которые в 1921 году объединились в литературную группу "Серапионовы братья", выступавшую за свободу творчества от политической опеки. Вместе со Слонимским он входил в так называемую "центральную" фракцию, придерживавшуюся убеждения, что "теперешняя проза не годится" и что надо учиться у старой забытой русской традиции - Пушкина, Гоголя, Лермонтова. Творческому общению способствовала жизнь Зощенко и других "серапионов" в знаменитом петроградском Доме искусств, описанном О.Форш в романе "Сумасшедший корабль".

В январе 1920 года писатель переживает смерть матери. В том же году, в июле, он женится на В.В. Кербиц-Кербицкой и переезжает к ней на улицу Б.Зеленина. Начиная с 1920 года, когда Зощенко поступил в Петроградский военный порт делопроизводителем, он постоянно стал заниматься литературной деятельностью. В 1920-1921 годах Зощенко написал первые рассказы из тех, что впоследствии были напечатаны: "Любовь", "Война", "Старуха Врангель", "Рыбья самка".

В мае 1921 года в семье Зощенко родился сын Валерий, а в августе 1922 года в издательстве "Алконост" вышел первый альманах "Серапионовых братьев", где был опубликован рассказ Михаила Зощенко. Первым самостоятельным изданием молодого писателя стала книга "Рассказы Назара Ильича, господина Синебрюхова", вышедшая тиражом 2000 экземпляров в издательстве "Эрато". Этим событием был ознаменован переход Зощенко к профессиональной литературной деятельности. Первая же публикация сделала его знаменитым, фразы из его рассказов стали крылатыми выражениями: "Что ты нарушаешь беспорядок?", "Подпоручик ничего себе, но - сволочь" и др. В 1920-1930-е годы Зощенко пользовался невероятной популярностью - с 1922 по 1946 год его книги выдержали около 100 изданий, включая собрание сочинений в 6 томах (1928-1932). К середине 1920-х годов Зощенко стал одним из самых популярных советских писателей. Его рассказы "Баня", "Аристократка", "История болезни" и другие, которые он часто сам читал перед многочисленными аудиториями, были известны и любимы во всех слоях общества. А.М. Горький отметил: "Такого соотношения иронии и лирики я не знаю в литературе ни у кого".

Крокодил М.Горький был в дружеских отношениях с "серапионами", следил за творчеством каждого из них. Вот еще один его отзыв: "Превосходно записал Зощенко. Его последние вещи - лучшее, что было у "серапионов". Тонкий писатель. Чудесный юморист". М.Горький начинает покровительствовать талантливому литератору и всячески содействует ему в выпуске его произведений. При посредничестве пролетарского писателя в 1923 году в бельгийском журнале "Le disque vert" выходит рассказ Зощенко "Виктория Казимировна" на французском языке. Этот рассказ стал первым переводом советской прозы, опубликованным в Западной Европе!

В сборниках "Юмористические рассказы" (1923), "Уважаемые граждане" (1926) и др. Зощенко создал новый для русской литературы тип героя - советского человека, не получившего образования, не обладающего культурным багажом, но стремящегося стать полноправным участником жизни, сравняться с "остальным человечеством". Зощенко создал комический образ героя-обывателя с убогой моралью и примитивным взглядом на окружающее. То, что рассказ велся от лица повествователя, дало основание литературоведам определить творческую манеру Зощенко как "сказовую". Академик В.В. Виноградов в исследовании "Язык Зощенко" подробно разобрал повествовательные приемы писателя, отметил художественное преображение различных речевых пластов в его лексиконе. Чуковский заметил, что Зощенко ввел в литературу "новую, еще не вполне сформированную, но победительно разлившуюся по стране внелитературную речь и стал свободно пользоваться ею как своей собственной речью". Высокую оценку творчеству Зощенко давали многие его выдающиеся современники - А.Толстой, Ю.Олеша, С.Маршак, Ю.Тынянов и другие.

В 1927 году большая группа писателей, объединенных издательством "Круг", создает коллективную декларацию, в которой освещает свою литературно-эстетическую позицию. В числе подписавших ее оказывается и М.Зощенко. В это время он печатается в периодической печати (в основном в сатирических журналах "Бегемот", "Смехач", "Чудак", "Ревизор", "Мухомор" и др.). Но не все проходит гладко. В июне 1927 года конфисковывают номер журнала "Бегемот" из-за "политически вредного" рассказа М.Зощенко "Неприятная история". Происходит постепенная ликвидация такого рода изданий, а в 1930 году в Ленинграде закрывают и последний сатирический журнал "Ревизор". Но Зощенко не отчаивается. Он продолжает работать. В том же году его с бригадой писателей командируют на Балтийский судостроительный завод. Там он пишет для стенной и цеховой газет, а также печатается в заводской многотиражке "Балтиец".

В 1929 году, получившем в советской истории название "год великого перелома", Зощенко издал книгу "Письма к писателю" - своеобразное социологическое исследование. Ее составили несколько десятков писем из читательской почты, которую получал писатель, и его комментарии к ним. В предисловии к книге Зощенко написал о том, что хотел "показать подлинную и неприкрытую жизнь, подлинных живых людей с их желаниями, вкусом, мыслями". Книга вызвала недоумение у многих читателей, ожидавших от Зощенко только очередных смешных историй. После ее выхода режиссеру В.Мейерхольду было запрещено ставить пьесу Зощенко "Уважаемый товарищ" (1930).

Выступает А.Жданов Советская действительность не могла не сказываться на эмоциональном состоянии восприимчивого, с детских лет склонного к депрессии, писателя. Поездка по Беломорканалу, организованная в 1930-е годы в пропагандистских целях для большой группы советских писателей, произвела на него угнетающее впечатление. Не менее тяжелой была для Зощенко необходимость писать после этой поездки о том, что в сталинских лагерях якобы перевоспитываются преступники ("История одной жизни", 1934). С 1932 года писатель начинает сотрудничать с журналом "Крокодил"; изучает литературу по физиологии, психоанализу, медицине. Попыткой избавиться от угнетенного состояния, скорректировать собственную болезненную психику стало своеобразное психологическое исследование - повесть "Возвращенная молодость" (1933). Повесть вызвала неожиданную для писателя заинтересованную реакцию в научной среде: книга, посвященная проблемам психологии, психического здоровья, обсуждалась на многочисленных академических собраниях, рецензировалась в научных изданиях; академик И.Павлов стал приглашать Зощенко на свои знаменитые "среды".

К этому времени произведения Зощенко уже хорошо известны на Западе. Но у этой известности была и обратная сторона: в 1933 году в Германии его книги подвергаются публичному аутодафе в соответствии с гитлеровским "черным списком". В СССР тогда вышла в свет и была поставлена на сцене Театра малых форм его комедия "Культурное наследие". В 1934 году начинает публиковаться одна из самых известных книг Зощенко - "Голубая книга", - идея которой была подсказана М.Горьким: "пестрым бисером изобразить-вышить что-то вроде юмористической истории культуры". В ней автор с юмором обыгрывает известные литературные сюжеты ("Бедная Лиза", "Страдания молодого Вертера", "Коварство и любовь" и др.). Зощенко считал "Голубую книгу" по внутреннему содержанию романом, определял ее как "краткую историю человеческих отношений" и писал, что она "двигается не новеллой, а философской идеей, которая делает ее". Рассказы о современности перемежались в этом произведении рассказами, действие которых происходит в прошлом - в различные периоды истории. И настоящее, и прошлое давалось в восприятии типичного героя Зощенко, не обремененного культурным багажом и понимающего историю как набор бытовых эпизодов.

После публикации "Голубой книги", вызвавшей разгромные отзывы в партийных изданиях, Зощенко фактически было запрещено печатать произведения, выходящие за рамки "положительной сатиры на отдельные недостатки". Несмотря на его высокую писательскую активность (заказные фельетоны для прессы, пьесы, киносценарии и др.), подлинный талант Зощенко проявлялся только в рассказах для детей, которые он писал для журналов "Чиж" и "Еж". Зощенко работает в ленинградских газетах, на радио, в журнале "Крокодил". Помимо пьес, рассказов и повестей, Зощенко продолжает писать фельетоны, исторические повести ("Черный принц", "Возмездие", "Керенский", "Тарас Шевченко" и др.), рассказы для детей ("Елка", "Бабушкин подарок", "Умные животные" и др.). С 17 августа по 1 сентября 1934 года проходил Первый Всесоюзный съезд советских писателей, членом правления которого был избран М.Зощенко.

На первый взгляд творческая судьба писателя складывалась благополучно. Несмотря на трудности, 1920-1930-е годы были, несомненно, лучшими в жизни и творчестве Зощенко. Денег хватало, книги выходили постоянно. Вера Владимировна, его жена, не работала. Жили в большой хорошей квартире, причем все знакомые отмечали: в комнатах Веры Владимировны дорогая мебель, антиквариат, у Михаила Михайловича - аскетичная простота. Вообще их семейная жизнь - тема нелегкая. Идеальным мужем Зощенко не назовешь - бесконечные романы, уходы к другим женщинам. Возможно, поэтому он время от времени прибегал к услугам психотерапевтов. Литературные нападки на Зощенко тоже не прекращались. Даже после 17 февраля 1939 года, когда он был удостоен ордена Трудового Красного Знамени, его произведения постоянно становятся объектом нападок официозной критики.

В конце 1930-х годов писатель работал над новой книгой, которую считал главной в своей жизни. В начале Великой Отечественной войны Михаил Зощенко пишет заявление с просьбой о зачислении в Красную Армию, но получает отказ как негодный к военной службе по состоянию здоровья. Ему приходится заниматься антифашистской деятельностью вне поля боя: он пишет антивоенные фельетоны для газет и Радиокомитета. В октябре 1941 года писателя эвакуируют в Алма-Ату, а в ноябре зачисляют сотрудником сценарного отдела киностудии "Мосфильм". Весной 1943 года Зощенко вызывают из эвакуации в Москву, где предлагают должность ответственного редактора "Крокодила", от которой он отказывается. Однако его вводят в состав редколлегии журнала. Все выглядит внешне благополучно. Но тучи над головой Зощенко продолжают сгущаться. Повесть "Перед восходом солнца" подверглась самой резкой критике. В 1943 году начальные главы этой повести о подсознании были изданы в журнале "Октябрь". Зощенко исследовал случаи из жизни, давшие импульс к тяжелому душевному заболеванию, от которого его не могли избавить врачи. Современный ученый мир отмечает, что в этой книге писатель на десятилетия предвосхитил многие открытия науки о бессознательном. Журнальная публикация вызвала такой скандал, на писателя был обрушен такой шквал критической брани, что печатание "Перед восходом солнца" было прервано. Зощенко обратился с письмом к Сталину, прося его ознакомиться с книгой "либо дать распоряжение проверить ее более обстоятельно, чем это сделано критиками". Ответом стал очередной поток ругани в печати, книга была названа "галиматьей, нужной лишь врагам нашей родины" (журнал "Большевик").

В начале декабря 1943 года ЦК ВКП(б) принимает подряд два постановления - "О повышении ответственности секретарей литературно-художественных журналов" и "О контроле над литературно-художественными журналами", где повесть "Перед восходом солнца" объявляют "политически вредным и антихудожественным произведением". На расширенном заседании ССП А.Фадеев, Л.Кирпотин, С.Маршак, Л.Соболев, В.Шкловский и другие выступают против Зощенко. Его поддерживают Д.Шостакович, М.Слонимский, А.Мариенгоф, А.Райкин, А.Вертинский, Б.Бабочкин, В.Горбатов, А.Крученых. В конце концов, писателя выводят из редколлегии журнала, лишают продуктового пайка, выселяют из гостиницы "Москва".

В 1944-1946 годах Зощенко много работал для театров. Две его комедии были поставлены в Ленинградском драматическом театре, одна из которых - "Парусиновый портфель" - выдержала 200 представлений за год. И тем не менее, гонения продолжались. На расширенном пленуме ССП Н.С. Тихонов нападает на повесть "Перед восходом солнца", после чего при личной беседе с Михаилом Михайловичем оправдывается тем, что ему "приказали" это сделать. Теперь Зощенко почти не печатают, однако все же отмечают медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", а в 1946 году вводят в состав редколлегии журнала "Звезда". Наблюдая за этими коллизиями судьбы литератора, невольно задумываешься о том, что в условиях тоталитаризма человек легко становится игрушкой в руках власть имущих, которые вольны приласкать его или уничтожить. От самого же человека в таком мире ничего не зависит. Апофеозом стало печально известное постановление ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 года "О журналах "Звезда" и "Ленинград", после чего писателя исключают из Союза писателей и лишают продуктовой "рабочей" карточки. Повод для нападок на этот раз был и вовсе ничтожен - публикация детского рассказа "Приключения обезьяны" (1945), в котором властями был усмотрен намек на то, что в Советской стране обезьяны живут лучше, чем люди.

После выхода постановления ЦК ВКП(б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград"", партийный руководитель Ленинграда А.Жданов вспомнил в своем докладе и о книге "Перед восходом солнца", назвав ее "омерзительной вещью". В речи секретаря всесильного ЦК Жданова Зощенко был назван "пошляком", "мещанином", которого надо "выгнать из советской литературы". Постановление 1946 года, с присущим советской идеологии хамством "критиковавшее" М.Зощенко и А.Ахматову, привело к их публичной травле и запрету на издание их произведений. В августе 1946 года, после Постановления, Зощенко был исключен из Союза писателей.

На писательском собрании Зощенко заявил, что честь офицера и писателя не позволяет ему смириться с тем, что в постановлении ЦК его называют "трусом" и "подонком литературы". Вслед за этим постановлением все издательства, журналы и театры расторгают заключенные ранее договоры, требуя вернуть назад выданные авансы. Наступает период бедствования. Квартиру обменяли на меньшую, Вера Владимировна распродавала прежнюю мебель, "предметы роскоши". Анатолий Мариенгоф вспоминал, что как-то застал Михаила Михайловича с ножницами: подрядился для обувной артели вырезать стельки. В конце концов, продовольственную карточку возвращают, и ему даже удается опубликовать несколько рассказов и фельетонов. Но в основном на жизнь зарабатывать приходится переводческой работой. Выходят на русском языке "За спичками" и "Воскресший из мертвых" М.Лассила, "От Карелии до Карпат". А.Тимонена, "Повесть о колхозном плотнике Саго" М.Цагараева, где фамилия переводчика отсутствует.

Сегодня историки изучили подоплеку событий, приведших в 1946 году к выходу постановления о "Звезде" и "Ленинграде". "Маленковская" группа в ЦК интриговала против "ждановской", решила показать, что в Ленинграде, вотчине Жданова, идеологический непорядок. Зощенко и Ахматова оказались поводом в подковерной борьбе, то есть под удар попали достаточно случайно. Теперь уже Жданову надо было демонстрировать свою твердость. При этом Зощенко он действительно не любил. Однако команды "бить насмерть" не было. Понимал это и Зощенко. В беседе с писателем Юрием Нагибиным, говоря об отношении властей к самому себе, Зощенко сказал: "Мучить жертву куда интереснее, чем расправиться с ней. Сталин ненавидел меня и ждал случая, чтобы разделаться. "Обезьяна" печаталась и раньше, никто на нее внимания не обратил. Но тут пришел мой час. Могла быть и не "Обезьяна", а "В лесу родилась елочка" - никакой роли не играло. Топор навис надо мной с довоенной поры, когда я опубликовал рассказ "Часовой и Ленин". Но Сталина отвлекла война, а когда он немного освободился, за меня взялись". По словам Зощенко, вождь обиделся на писателя за то, что в рассказе фигурировал некий "человек с усами", который кричал на часового, что тот не пропускает Ленина без пропуска в Смольный. Этот персонаж был бестактен, груб и нетерпелив, Ленин отчитывал его, как мальчишку. "Сталин узнал себя - или его надоумили - и не простил мне этого".

Самым печальным следствием этой идеологической кампании стало обострение душевной болезни, не позволявшее писателю полноценно работать. В период с 1946 по 1953 год писатель главным образом занимался переводческой деятельностью - без права подписи переведенных работ, а также подрабатывал сапожником. Интересный эпизод произошел в 1950 году, когда Михаилу Зощенко пришлось собственноручно (и очень качественно) зашить штаны другому бедствующему писателю - Юрию Олеше. А когда об этом факте узнал "генерал от литературы" Фадеев, Ю.Олеша заявил тому: "Ты думаешь, что важное событие в текущем моменте нашей литературы - это то, что ты приехал в Ленинград? Ошибаешься! Важное это то, что писатель Зощенко починил штаны писателю Олеше".

И в дальнейшем Зощенко отказывался выступать с ожидаемым от него покаянием и признанием "ошибок". Вернуться в Союз писателей ему удается лишь после смерти И.Сталина: 23 июня 1953 года его не восстанавливают (!), а вновь принимают в это объединение. Но и это еще не конец. Недолго на этот раз удалось Михаилу Михайловичу пробыть членом Союза писателей. Роковое событие произошло 5 мая 1954 года.

В этот день его и Ахматову пригласили в Дом писателя на встречу с группой студентов из Англии. И там писатель открыто заявил о несогласии с обвинениями в свой адрес, вновь попытался изложить свое отношение к постановлению 1946 года, после чего начинается новый этап травли. 28 мая "Ленинградская правда" публикует отчет о партийном собрании в Ленинградском отделении СП, где звучит резкая критика Зощенко. 15 июня Зощенко выступает с ответной речью, после которой подвергается нападкам в прессе и на радио. Все это не могло не сказаться на и так уже подорванном здоровье опального писателя. Последней каплей стала статья в "Известиях" 7 сентября 1954 года "Факты разоблачают клевету". В статье ни слова не было сказано о Зощенко и Ахматовой, это была рутинная публикация лондонского собкора о том, что некоторые англичане ездят туристами в СССР, а реальных достижений не замечают. Но Зощенко уже слишком трагично все воспринимал. Ведь даже на то интервью с английскими студентами 5 мая за ним прислали специальный автомобиль, а за беседой надзирало все ленинградское литературное начальство. И без этого интервью были и разгромные статьи в "Ленинградской правде", и собрания в Союзе писателей, и персональные разносы в кабинетах и угрозы навсегда запретить печататься...

Зощенко и раньше приходилось сталкиваться с душевным кризисом, но он всегда находил силы выходить из него. Но в 1954 году произошел слом. Прежний Зощенко кончился. Имя писателя перестало упоминаться где бы то ни было. Это забвение продолжалось около двух месяцев. Однако уже в ноябре Михаилу Михайловичу предлагают сотрудничество журналы "Крокодил", "Огонек" и "Ленинградский альманах". На его защиту встает группа писателей: К.Чуковский, Вс.Иванов, В.Каверин, Н.Тихонов. После достижения пенсионного возраста и до самой смерти (с 1954 по 1958 годы) Зощенко было отказано в пенсии. В декабре 1957 года после долгого перерыва ему удается выпустить книгу "Избранные рассказы и повести 1923-1956", но физическое и психическое состояние М.Зощенко все ухудшается. К весне 1958 года происходит резкий спад душевных и физических сил, писатель слабеет, теряет интерес к жизни...

Последние годы жизни М.М. Зощенко проживал на даче в Сестрорецке. Он постоянно находился в состоянии тяжелого душевного надлома, истерзанный многолетней травлей. Им овладели апатия и замкнутость. Увидев знакомых, переходил на другую сторону улицы: "Чтобы вам не пришлось со мной здороваться". Один из самых ярких русских писателей XX века умер в Ленинграде 22 июля 1958 года в 0 часов 45 минут. Но даже после смерти тело его подверглось опале: разрешения на захоронение на Литераторских мостках Волковского кладбища в Ленинграде дано не было. Само прощание с ним - сюжет зощенковского рассказа, горького и смешного одновременно: рядом с искренней болью тех, кто покойного любил, - препирательства чиновников у гроба (он еще опальный или уже прощеный?). Чего стоит только фраза одного из них на похоронах: "До свидания, товарищ Зощенко!".

Прах писателя покоится на кладбище в Сестрорецке. Рядом похоронили и его близких - жену Веру Владимировну (1898-1981), сына Валерия Михайловича (1921-1986), внука Михаила Валерьевича (1943-1996). Памятник на могиле М.М. Зощенко сооружен по проекту скульптора Виктора Онежко и открыт в 1995 году.

В журнале "Звезда" за последнее время, наряду со значительными и удачными произведениями советских писателей, появилось много безыдейных, идеологически вредных произведений.

Грубой ошибкой "Звезды" является предоставление литературной трибуны писателю Зощенко, произведения которого чужды советской литературе. Редакции "Звезды" известно, что Зощенко давно специализировался на писании пустых, бессодержательных и пошлых вещей, на проповеди гнилой безыдейности, пошлости и аполитичности, рассчитанных на то, чтобы дезориентировать нашу молодежь и отравить ее сознание. Последний из опубликованных рассказов Зощенко Приключения обезьяны представляет пошлый пасквиль на советский быт и на советских людей. Зощенко изображает советские порядки и советских людей в уродливо карикатурной форме, клеветнически представляя советских людей примитивными, малокультурными, глупыми, с обывательскими вкусами и нравами. Злостно хулиганское изображение Зощенко нашей действительности сопровождается антисоветскими выпадами. Предоставление страниц "Звезды" таким пошлякам и подонкам литературы, как Зощенко, тем более недопустимо, что редакции "Звезда" хорошо известна физиономия Зощенко и недостойное поведение его во время войны, когда Зощенко, ничем не помогая советскому народу в его борьбе против немецких захватчиков, написал такую омерзительную вещь как Перед восходом солнца, оценка которой, как и оценка всего литературного "творчества" Зощенко, была дана на страницах журнала "Большевик"...

Из Постановления оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах "Звезда" и "Ленинград" 14 августа 1946 года.
могила М.М. Зощенко

 
Hosted by uCoz