КОПЕЛЯН Ефим Захарович (1912-1975)


КОПЕЛЯН Ефим Захарович (1912-1975)

Копелян Е.З. Выдающийся советский актер театра и кино Е.З. Копелян родился 30 марта (12 апреля) 1912 года в городе Речица (ныне - Гомельской области в Белоруссии). В семье Копелянов все любили искусство, отец и братья артиста неплохо рисовали, два брата Ефима впоследствии стали художниками. В детстве Е.З. Копелян был уверен, что станет если не художником, то уж, во всяком случае, архитектором. После окончания школы он приехал в Ленинград и, некоторое время поработав токарем на заводе "Красный Путиловец", поступил в Академию художеств на архитектурный факультет. Ему тогда было всего 17 лет. Будущее виделось ясно и определенно - он станет знаменитым архитектором. Но вот однажды, чтобы немного подзаработать в массовке, Ефим Копелян пришел в Большой драматический театр имени М.Горького (БДТ) и остался в нем на всю жизнь.

Один из приятелей Копеляна уговорил его поступить в театральную студию при БДТ. Так Копелян стал студентом первого курса театральной Студии. А потом последовала затяжная полоса неудач. Как неспособного, Копеляна постоянно хотели отчислить. На первом курсе его спасла лишь общественная работа - он являлся председателем ученического комитета. Весь второй курс тоже прошел под угрозой отчисления. К концу второго года обучения, когда студию стали сокращать, Копелян был в числе обреченных. Правда, ему дали последний шанс: попробовать сыграть в отрывке из пьесы Погодина "Мой друг". По ходу пьесы надо было петь песню, мотив которой на сцене Копелян вдруг совершенно забыл. Но он не растерялся и стал напевать первый пришедший в голову мотив - "Марсельезу". Экзаменационная комиссия каталась по полу от смеха.

Актерское мастерство в Студии преподавал Константин Константинович Тверской. В 1933 году он был также главным режиссером и художественным руководителем БДТ. Тверской был очень строгим и требовательным педагогом. Он любил повторять студентам присказку: "Пять я ставлю господу Богу, четверку - себе, ну а тройку - самому крепкому ученику". Но когда в конце второго курса стали объявлять оценки, Тверской сказал: "На сей раз я изменяю своему правилу и ставлю пять ученику!.." И Тверской произнес фамилию Ефима Копеляна. В Студии Копелян зарекомендовал себя как характерный актер. Исполнил роли в "Интермедиях" Сервантеса, в "Вечере русских водевилей", Самсона Силыча Большова ("Свои люди сочтемся" А.Н. Островского), который был отмечен на страницах журнала "Рабочий и театр".

В 1935 году Копелян благополучно окончил театральную Студию (педагоги К.К. Тверской и К.В. Скоробогатов) и его сразу же пригласили работать в труппу БДТ. Первой его ролью на профессиональной сцене была роль кинооператора Буркова в спектакле "Не сдадимся". Пьеса рассказывала о знаменитой эпопее дрейфа Челюскина. Газеты хвалили спектакль, о Копеляне же в них не было ни слова. Потом несколько лет следовали такие же малоприметные и невыразительные театральные роли, более похожие на эпизоды. В течение первых пяти лет в БДТ Копелян сыграл следующие роли: Кинооператор Бурка ("Не сдадимся" С.Семенова, реж. В.Федоров, 1935), дед Гречка ("Дума о Британке" Ю.Яновского, реж. В.Вильнер, 1937), писарь Зазуля ("Кубанцы" В.Ротко, реж. Б.Бабочкин, 1938), Павел ("Царь Потап" А.Копкова, реж. Бабочкин, 1940), "Эдмунд" ("Король Лир" У.Шекспира, реж. Г.Козинцев, 1941). Здесь же, в театре, Ефим Копелян нашел и свое личное счастье. В мае 1941 года он женился на одной из лучших актрис БДТ, Людмиле Макаровой.

Начало Великой Отечественной войны БДТ встретил на гастролях в Баку. О войне узнали в час дня по местному времени, и гастроли тут же прекратились, театр уехал в Ленинград. Ехали долго, поезд шел не по расписанию, часто останавливался, пропуская военные эшелоны. Сразу же после возвращения театра в город, 4 июля 1941 года, Копелян вместе с артистами БДТ Н.Корном, В.Осокиной, Н.Чайниковым и другими записался в Народное ополчение. Другого решения для него быть не могло.

Многие из ополченцев после короткой военной подготовки, уходили на фронт, где на Лужской линии обороны, в ста километрах от Ленинграда, составленные из них дивизии совместно с частями Красной Армии сумели задержать вражеское наступление почти на месяц. Но Копелян и другие артисты БДТ, записавшиеся в Народное ополчение, на фронт попасть не успели. Они еще проходили военную подготовку в городе, когда под руководством Н.К. Черкасова в Ленинграде началось формирование Театра Народного ополчения. Коллектив созданного театра обосновался в Доме культуры имени Первой пятилетки. Совсем еще недавно музыканты и художники, балетные, эстрадные и драматические артисты - стали военнообязанными: получили обмундирование, оружие, перешли на казарменное положение. Из артистов были сформированы четыре концертные бригады. Срочно составлялся репертуар: сцены из довоенных спектаклей, сатирические, музыкальные, танцевальные номера. И каждому из членов концертной бригады пришлось осваивать "смежные профессии". Копелян "по совместительству" стал барабанщиком: "Когда кончается мое основное выступление, я превращаюсь в скромного рядового от музыки", - вспоминал Ефим Захарович о тех днях.

В конце сентября 1941 года Театр народного ополчения был переименован в Ленинградский фронтовой агитвзвод, который стал базироваться в Доме Красной Армии на Литейном проспекте. Уже не на машинах, чаще всего пешком отправлялись бойцы агитвзвода на свои концерты. С транспортом в осажденном городе становилось все хуже - не хватало бензина. На обстреливаемых участках нередко передвигались к месту концерта короткими перебежками, а то и ползком. Актерам большей частью везло - все возвращались невредимыми, но все же иногда из списков бойцов агитвзвода вычеркивали фамилии убитых. Тогда срочно готовили замену выбывшим и на ходу меняли программу выступления. Ефим Копелян в эти годы играл роли в спектаклях, поставленных В.Лебедевым: Луконин ("Русские люди" К.Симонова), Хрипун ("Фронт" А.Корнейчука, 1943), Багратион ("Полководец Суворов" И.Бахтерева и А.Разумовского, 1943).

11 февраля 1943 года БДТ первым из эвакуированных театров вернулся в Ленинград, и с июля Копелян вновь вошел в труппу театра. Играл Эдмунда, который стал у него "жестче и законченнее", Яшу ("Вишневый сад" А.Чехова, 1944), Алдана ("Любовь земная и небесная" Б.Балаша, реж. Л.Рудник и Е.Лепковская, 1945), Бенедикта ("Много шума из ничего" Шекспира, реж. И.Шлепянов, 1946). В середине 1940-х годов Копелян - "первый отрицательный герой БДТ", его использовали в ролях "темных личностей": Мачек ("Под каштанами Праги" Симонова, реж. Рудник и И.Зонне, 1946), Рождественский ("Верность" Л.Жежеленко и А.Троева, реж. Е.Альтус, 1947), Чекишин ("Успех" Е.Мина, А.Минчковского, реж. М.Королев, 1948). В создании образов отрицательных героев актер реализовал свое стремление к психологической неоднозначности характера. Таковы его Боб Мерфи ("Русский вопрос" Симонова, реж. З.Аграненко, 1947) и одна из лучших ролей - Рюмин ("Дачники" М.Горького, реж. Б.Бабочкин, 1949). "Честные, надежные герои" Копеляна возникали как герои эпизодов: Джордж Девер ("Джо Келлер и сыновья" А.Миллера, реж. Г.Раппапорт, 1948), молодой ученый Рыжов ("Чужая тень Симонова", реж. Аграненко, 1949), Колдер ("Младший партнер" А.Первенцева, реж. О.Казико, 1951). Актера не миновал и романтический репертуар - Дон Сезар де Базан ("Рюи Блаз" В.Гюго, реж. И.Ефремов, 1952). Особого творческого голода Копелян не испытывал, всегда был загружен ролями. Правда, театр постоянно лихорадило, один режиссер сменялся другим. Репертуарной политики не было никакой, зато было много интриг и склок.

С приходом в БДТ в 1956 году Г.А. Товстоногова полоса неудач закончилась. Новый режиссер, безжалостно уволив многих актеров, Копеляна оставил в театре. Товстоногов увидел в нем то, что не замечали другие режиссеры, не просто актера на отрицательные роли, но большого художника, который мог создавать глубокие и неоднозначные сценические образы. До сих пор так и непонятно, как актер, не хватавший звезд с неба, вдруг стал звездой крупной величины.

Роль, стоящая на границе первой и второй половины творческого пути актера, - Ричард Даджен ("Ученик дьявола" Б.Шоу, реж. М.Сулимов, 1956). После нее Копелян вошел в неповторимый актерский ансамбль БДТ, и с 1956 года у него практически не было проходных ролей. В первых спектаклях Товстоногова он сыграл Макса Лескалье ("Шестой этаж" А.Жери), Ведущего ("Когда цветет акация" Н.Винникова, 1956), Меркулова ("Метелица" В.Пановой, реж. Сулимов, 1957). Две следующие роли, также в спектаклях Товстоногова, Марио ("Сеньор Марио пишет комедию" А.Николаи, 1958) и Ильин ("Пять вечеров" А.Володина, 1959), относятся к самым значительным созданиям Копеляна. Его герой из "Пяти вечеров", поставленных Товстоноговым, открыл собой целую театральную эпоху. Дуэт Ильина (Е.Копеляна) и Тамары (З.Шарко) завораживал зрителей. По признанию Сергея Юрского, "этот спектакль можно было слушать, как музыку". Позднее Ильина сыграют Олег Ефремов, Станислав Любшин, Сергей Гармаш. Копелян был первым - и, возможно, лучшим. Поразительно было его умение молчать и думать на сцене, тревожа воображение зрителя. В пьесах современных драматургов материал не всегда был на уровне, Копелян иногда "поднимал в цене" эти роли: Попов ("Дали неоглядные" Н.Вирты, 1958), Балтиец ("Гибель эскадры" А.Корнейчука, 1959), Старейшина хора ("Иркутская история" А.Арбузова, 1960), Новиков ("Палата" С.Алешина, 1962), полковник Робинс ("Правду! Ничего, кроме правды!" Д.Аля, 1967).

При Товстоногове Ефим Копелян играл в театре очень много, был занят почти во всех премьерах. Играл роли крупные и маленькие - от романтического Дон Сезара де Базана до Шванди из "Любови Яровой". Играл роли классического репертуара и в современных пьесах. Был "социальным героем", исполнял характерные и героические роли, играл в спектаклях комедийных и трагедиях... Ефим Захарович говорил, что "в характере героя для него важнее всего не заданность, скорее даже неожиданность превращений". Таким был беглый каторжник Джексон в спектакле "Не склонившие головы" (1961) по Н.Дугласу и Г.Смиту (о белом и черном, которые бежали, скованные одной цепью, Копелян играл белого, а черным был Павел Луспекаев). Он всегда следовал завету К.С. Станиславского: "Играя злого, ищи в нем доброе" - и наоборот.

В БДТ Копеляна называли "наш Габен", отдавая дань его мужественной и сдержанной простоте - на сцене и в жизни. Актера с усами практически невозможно встретить, усы мешают внешнему перевоплощению. Но Копелян почти всегда был с усами. "Сбрил я их как-то, но Георгий Александрович не оценил. "По-моему, - говорит, - вы сразу потеряли индивидуальность". Естественно, я за свою индивидуальность очень испугался и решил срочно обрести ее вновь", - вспоминал актер. Ну, а партнеры по сцене у Копеляна были все звезды: И.Смоктуновский, Е.Лебедев, К.Лавров, С.Юрский, Т.Доронина...

Исполнение крохотной роли Платона Горича в товстоноговском "Горе от ума" (1962) Копелян превратил в событие. В короткие сценические мгновенья актер успевал сыграть человеческую судьбу. Его сильная актерская личность иногда вносила коррективы в режиссерский замысел. Так было с ролью Эрнесто Ромы ("Карьера Артуро Уи" Б.Брехта, реж. Э.Аксер, 1963), которому в исполнении Копеляна "высшая математика" подлости оказывалась недоступной. Истинно народный характер создал Копелян в спектакле "Я, бабушка, Илико и Илларион" Н.Думбадзе и Г.Лордкипанидзе (реж. Р.Агамирзян, 1964). Самой любимой и трудной была для него роль Вершинина ("Три сестры" Чехова, реж. Товстоногов, 1965). Здесь артист раскрывал драму интеллигента с благородными порывами и тонкими душевными запросами, которого засосали серые будни. В спектакле "Луна для пасынков судьбы" Юджина О'Нила (реж. Товстоногов, 1967) в роли Джима Тайрона Копеляну одному удается соединить прозаический и поэтический пласты этой пьесы, передать "естественное переплетение в герое высокого и грубого, светлого и темного начал". Ярко, распахнуто, с некоторым озорством, сыграл он промышленника и мецената Савву Морозова в кино ("Николай Бауман", реж. С.Туманов и Г.Капралов, 1967) и на сцене ("Третья стража", реж. Товстоногов, 1970). Среди его других ролей в спектаклях Товстоногова - Рюмин ("Дачники" М.Горького), Кинорежиссер ("Традиционный сбор" В.Розова, 1967), Вустер ("Король Генрих IV" У.Шекспира, 1969), Микич Котрянц ("Ханума" А.Цагарели, 1972), Афанасий ("Прошлым летом в Чулимске" А.Вампилова, 1974). Перед смертью Копелян прибавил к своим лучшим сценическим созданиям роль Евгения Тулупова ("Три мешка сорной пшеницы" В.Тендрякова, реж. Г.Товстоногов, 1974).

В кино Копелян начал сниматься относительно поздно, в начале 1950-х годов. Его кинодебютом была эпизодическая роль балалаечника в фильме "Ошибка героя" еще в 1932 году, затем - редкие и незапоминающиеся эпизоды: Кандахчан в фильме "Боксеры" (1941), маркиз Соляри в фильме "Александр Попов" (1949) и т.п. Хотя Ефим Копелян был преимущественно театральным актером, но и в кино он оставил заметный след. Правда кинематограф открыл талант Копеляна не сразу. Почти 30 лет ему пришлось сниматься лишь в эпизодах. Копелян был блестящим мастером небольших ролей: Рулевой ("Танкер Дербент", 1941), Мухаммедов ("Старик Хоттабыч", 1956), поп Гапон ("Пролог", 1956), Серго Орджоникидзе ("Кочубей", 1958). Кроме того, маленькие роли в фильмах "Разлом" (1952), "Овод" (1955), "Искатели" (1957), "Сестры" (1957), "Балтийская слава" (1958), "Мистер Икс" (1958), телеспектакле "Достигаев и другие" (1959).

В 1960-е годы Копелян много снимается в кино: "713-й просит посадку" (1962), "В мертвой петле" (1962), "Все остается людям" (1963), "Сон" (1964), "Залп "Авроры" (1965), "26 Бакинских комиссаров" (1966), "Софья Перовская" (1967) и многие другие фильмы. В эти годы у Копеляна было немало заметных ролей в кино. Это немецкий полковник Кольвиц в фильме "Как Вас теперь называть?" (1965), прокурор в фильме "Авария" (1965), фашистский комендант Каспа в "Бабьем царстве" (1967), генерал Ханжин ("Гроза над Белой", 1968), Налбандов ("Время, вперед!", 1966), Филипп ("Интервенция", 1968), Менжинский ("Крах", 1968). Даже в эпизодах Копелян был не типажом, но живой, противоречивой личностью. Зрители мгновенно запоминали его.

Одной из первых действительно больших и заметных ролей в кино для Копеляна стал атаман Бурнаш в приключенческой ленте Э.Кеосаяна "Неуловимые мстители", вышедшей на экраны в 1966 году. Конечно, отрицательный атаман Бурнаш принес Копеляну определенную славу. Правда, режиссер предполагал дать Копеляну роль Сидора Лютого. Но как часто бывает в кино, потом все перевернулось, и артист стал батькой Бурнашем. Бурнаша зрители полюбили, несмотря на то, что он враг. Людмила Макарова рассказывала, что после выхода "Неуловимых" на экраны дети дразнили Ефима Захаровича: "Бурнаш, Бурнаш!" - и бросались в него снежками. Образ удался, плохого батьку хороший артист играл с копеляновским юмором. В результате Копелян снимался во всех трех фильмах трилогии. Это не удалось ни А.Джигарханяну (штабс-капитан Овечкин), ни Б.Сичкину (Буба Касторский). Каждому из этих артистов досталось по два фильма, капитана-бильярдиста не было в первой картине, а оригинального куплетиста - в третьей.

Среди самых заметных работ Копеляна 1960-1970-х: генерал Сергеев в приключенческих лентах "Ошибка резидента" (1968) и "Судьба резидента" (1970), Свидригайлов в картине "Преступление и наказание" (1970) по одноименному роману Ф.М. Достоевского, Бобруйский-Думбадзе в фильме "Опасные гастроли" (1969), доктор Дорн в чеховской "Чайке" (1971), казачий атаман Елисей Каргин в фильме "Даурия" (1971), Кафтанов в телесериале "Вечный зов" (1973), Бадалян ("Исполняющий обязанности", 1974), Бурцев ("Повесть о человеческом сердце", 1975), Бейбутов ("Ярослав Домбровский", 1975) и др. Среди его лучших ролей в кино - Савва Морозов ("Николай Бауман"; 1968). Эта роль принесла Копеляну звание Лауреата Всесоюзного кинофестиваля в номинации "Премии за актерскую работу" за 1968 год. Копелян снимался много, каждый год в пяти-шести фильмах! Всего Ефим Захарович сыграл более чем в 80 фильмах. А всего в кино, на телевидении и в театре он сыграл более 150 ролей. О своих работах в кино Копелян говорил: "Я не могу сказать, что все сыгранное в кино доставило мне удовольствие. Скорее наоборот. Таких ролей очень немного, в их числе - роли в фильмах "Преступление и наказание", "Николай Бауман" и "Даурия".

Можно без преувеличения сказать, что голос Ефима Копеляна знает вся страна. Не перечислить всех фильмов, в которых Копелян читает от автора или закадровый текст. Так же, как сложно перечислить все фильмы, которые Ефим Захарович дублировал. Впервые голос Ефима Копеляна за кадром прозвучал в комедии Алексея Коренева "Адам и Хева". Позже он нередко озвучивал как художественные, так и документальные и научно-популярные ленты. Неповторимым было его чтение текста от автора в фильмах "Семь нот в тишине" (1967), "Встречи с Горьким" (1969), "Память" (1971). Глубокий и выразительный голос Копеляна, мастерство убедительных интонаций и значительных пауз кинорежиссеры часто использовали для закадрового чтения авторского текста.

Блестящий талант Ефима Копеляна, как чтеца, раскрылся в знаменитом телесериале "Семнадцать мгновений весны" (1973), где актер выступил в роли внутреннего голоса легендарного разведчика Штирлица. Можно с полной уверенностью сказать, что успех Штирлица Вячеслав Тихонов должен в равной мере разделить с Копеляном. В фильме Копеляна нет, хотя режиссер Татьяна Лиознова собиралась без проб пригласить его в свой фильм на одну из ролей. По ряду обстоятельств, в том числе и потому, что Копелян жил в Ленинграде, сняться ему не удалось. Зато есть в фильме его неповторимый удивительный голос, который не спутать ни с каким другим. Лиознова вспоминала: "Я позвонила в Ленинград и просила передать, что коленопреклоненно прошу его читать авторский текст. Работать с ним было наслаждением. Он приезжал и, хотя был только что с поезда, всегда успевал побриться и переодеться в белоснежную рубашку, ни разу не изменил себе. Мы стали соратниками. Его голос звучит так, будто он знает больше, чем говорит..."

17 мгновений весны Коллеги уговаривали Лиознову убрать слащавую сцену, где Штирлиц трогательно и по-русски встречает праздник 23 февраля. Режиссер не послушалась, оставила эпизод: наверное, думала, что выручит голос Копеляна. И она не ошиблась. Ефим Копелян, приезжая на съемки, частенько говорил всем: "Я у вас не Ефим Захарович, а Ефильм Закадрович - я же все время за кадром". Но его роль в успехе фильма была огромна. Фильм "Семнадцать мгновений весны", можно сказать, сделал Копелян. Именно его голос рассказывал, как "Штирлиц шел по коридору", читал "телеграммы Алекса Юстасу" и напоминал о "нордическом характере" - эти прописавшиеся в анекдотах фразы сразу вспоминаются при упоминании имени Копеляна. Уже после смерти, в 1976 году, за участие в сериале Ефим Копелян получил Государственную премию РСФСР.

В это трудно поверить, но звание народного артиста СССР Копелян получил лишь за два года до смерти, в 1973 году. Ефим Захарович работал в кино и театре до последних дней. Он не успел сыграть Евгения Тулупова в спектакле БДТ "Три мешка сорной пшеницы" по В.Тендрякову - попал в больницу и больше в театр не вернулся. В этой роли его заменил Кирилл Лавров. Говорят, Копелян предрек свою смерть, сыграв в кино самоубийцу Савву Морозова. Лишенный суеверий, Копелян не боялся "погибать" на экране: "Николай Бауман", "Опасные гастроли", "Преступление и наказание", "Вечный зов", "Повесть о человеческом сердце". Да и "неуловимые мстители" убивали экранного героя Ефима Копеляна. Ефим Копелян умер странно, ему было 63 года. Подлечился в больнице, должен был выписываться. Жена проведала его, он проводил ее до автобусной остановки. Потом с ним случился сильный сердечный приступ, инфаркт (уже второй) - и все.

Е.З. Копелян скончался в Ленинграде 6 марта 1975 года. Похоронен актер на Литераторских мостках Волковского кладбища. На могиле в 1980 году был установлен памятник - гранитная стела с древнегреческой театральной маской (арх. В.А. Петров, ск. С.С. Платонова).

Иногда трудно было понять, положительного или отрицательного персонажа играет Копелян. Он мог сыграть водевильного мужа-рогоносца Бопертюи в "Соломенной шляпке" и угрюмого Свидригайлова ("Преступление и наказание"), бандита Гастона в "Крахе инженера Гарина" и генерала-особиста в трилогии о Резиденте. Он был в обойме тех дарований, о которых можно было сказать - он сыграть может даже телефонный справочник. Копелян умел показать сложность, многогранность человеческих характеров - этим и был интересен. Вся его жизнь - и творческая, и личная - была связана с ленинградским БДТ. В этом театре артист проработал 43 года до последнего своего дня. Когда Копелян умер, Товстоногов произнес фразу, сразу ставшую легендарной: "Из театра ушла совесть".

"Копелян не выделялся ни высоким ростом, ни красивой внешностью, ни громким голосом. На сцене он был прост и, казалось, маловыразителен, однако его персонажи всегда жили насыщенной внутренней жизнью. Каждая из его ролей была откровением, но все его персонажи были похожи только на одного человека - на Ефима Копеляна".

народный артист СССР Олег Басилашвили
Могила Копеляна Е.З.

 
Hosted by uCoz