ГРАФТИО Генрих Осипович (1869-1949)


ГРАФТИО Генрих Осипович (1869-1949)

Г.О. Графтио Советский учёный-энергетик и инженер, один из пионеров отечественного гидроэнергостроения, академик Г.О. Графтио родился 14 (26) декабря 1869 года в городе Динабурге (ныне Даугавпилс), в семье железнодорожного техника, потомка дворянского рода из Нидерландов, члены которого приняли в конце XVIII века русское подданство. Отец Генриха Осиповича, инженер-путеец, строил в России железные дороги. Детская мечта маленького Генриха - сделать поезда скоростными - трансформировалась в идею электрифицировать железные дороги. Для ее осуществления необходима была дешевая электроэнергия. А это было возможно лишь после постройки электрических станций.

Благодаря усилиям родителей, своим упорству и способностям он получил два высших образования. Закончив в 1892 году физико-математический факультет Новороссийского университета в Одессе, а в 1896 году Петербургский институт инженеров путей сообщения (Московский пр., 9), молодой специалист на 5 лет уезжает на стажировку за границу. Работая на крупнейших заводах Европы и США, он знакомится с новейшими образцами парогенераторов, турбин, электродвигателей, электрических железных дорог, обретает практический опыт по эксплуатации и ремонту энергетического оборудования.

Вернувшись в Россию, Графтио разворачивает активную деятельность, направленную на развитие отечественной гидроэнергетики и электрификацию железных дорог. В качестве практических мер он предпринимает ряд поездок по югу страны. В 1900 году Графтио обследует водотоки восточного берега Черного моря - от Новороссийска до реки Кодори, а в 1904 году проводит изыскания в бассейне реки Бомбак-Чай. Целью экспедиций была проработка возможности возведения гидроплотин и использования полученной электроэнергии взамен паровой на железнодорожном транспорте. Одновременно под его руководством решаются вопросы строительства магистралей Гербы-Ченстохов, Бахчисарай-Ялта, Салхино-Караклис. Эти проекты получили поддержку научно-технической общественности и правительства России, но реализация их была отложена из-за чрезмерно больших капиталовложений.

В 1906 году Г.О. Графтио по предложению городских властей приступает к разработке строительства трамвайной сети в Петербурге. Под его руководством возводится центральная электростанция с тремя паровыми турбинами, прокладывается более 100 км линий электрических контактных проводов, строится пять электроподстанций, три вагонных парка, оборудуются более 100 трамвайных вагонов. Движение электрического трамвая в Петербурге, открытое 29 сентября 1907 года маршрутом протяжённостью около 2 км (от Адмиралтейской площади по Конногвардейскому бульвару, через Николаевский мост на Васильевский остров и дальше по 8-й линии до Большого проспекта) было продолжено позже еще двумя созданными Графтио трамвайными линиями. Все работы финансировались зарубежным частным капиталом и включившимся в электрическое дело уже в 1880-х годах российским. Еще в начале 1899 года был создан синдикат германских электротехнических фирм, действовавших в России: "Сименс-Гальске", "Унион", "AEG". В том же году образован "Большой русский банковский синдикат 1899 г." для финансирования работ по электротехническому развитию. Первыми проектами синдиката было устройство электрического освещения Петербурга, пуск в городе трамвая, а также устройство трамвая в Москве и ее пригородах.

Для решения проблем бесперебойного энергообеспечения промышленности и транспорта Петербурга Графтио предпринимает в 1900-1917 годах несколько экспедиций по изучению северных рек России. В 1902 году он составил первый проект использования энергии р. Волхова, затем изучал водные ресурсы Вуоксы (1905), Малой Иматры (1905), Невы, Свири (1910-1911). В 1910 году было заключено соглашение с концернами "Сименс-Гальске" и "Вестингауз" о строительстве Волховской ГЭС, об электрификации петербургских пригородных участков железных дорог и о строительстве петербургского метрополитена. В 1909-1911 годах Г.О. Графтио разработал уникальный проект Волховской гидросиловой установки и линии электропередачи напряжением 110 кВт.

В 1912 году было образовано "Петербургское общество электропередач силы водопадов", которое представило проекты строительства электрических станций, в том числе мощностью 250 тыс. кВт в Финляндии, которая входила в состав Российской империи. С участием банков были созданы финансовые группы для реализации программы строительства гидроэлектростанции в районе, примыкавшем к Петербургу. В том же 1912 году вместе с инженером Е. Палицыным по заказу Управления внутренних водных путей Графтио разработал проект гидроэлектростанции на Петропавловских порогах реки Волхов для снабжения энергией столичного железнодорожного узла. В 1914 году Графтио закончил работу над проектом Волховской ГЭС. Правительство признало его реализацию необходимой, но иностранные концессионеры, завозившие в Россию сырье для тепловых электростанций, мешали воплощению проекта. Его реализация была отложена на неопределенный срок, и лишь с приходом к власти Временного правительства было решено начать строительство ГЭС: закупили оборудование, проложили грунтовую дорогу. Практическая возможность возведения станции открылась только после прихода к власти большевиков. А за несколько месяцев до Октябрьской революции, уже в 1917 году Графтио создал проект наземного "железнодорожного метрополитэна" от Балтийского вокзала до станции "Удельная" в Санкт-Петербурге.

В студенческие годы, в отличие от многих сверстников, Графтио не проявлял тяги к революционному движению, сторонился каких бы то ни было сходок, общественных выступлений, был далек от политики, законопослушен, занимался исключительно любимым инженерным делом. Вместе с тем, тщетно пытаясь продвинуть вопросы гидростроительства на Волхове, Свири и других северных реках, он постоянно сталкивался с пассивностью и равнодушием властей. Это вызывало непонимание и огорчение. Несмотря на то, что еще до Октября 1917 года в России уже было практически все готово для массового гидростроительства, лишь после революции этот процесс был продолжен коммунистической властью, однако, пороча или умалчивая сделанное предшественниками, присваивая чужое, выдавая его за грандиозные успехи советской власти. Пришедшие в 1917 году большевики заявили о намерении электрифицировать Россию. Графтио был приятно удивлен. Настороженность в отношении нового руководства страны и неприятие практических методов его действий были потеснены в его душе надеждой и ожиданием своей востребованности. Таким образом, именно в годы Советской власти нашли широкое применение обширные знания и энергия Графтио.

Сооружение Волховской ГЭС было одним из главных пунктов ленинской программы электрификации. Уже в декабре 1917 года Ленин предпринял ряд мер по развертыванию строительства. Позже Графтио об этом вспоминал: "В декабре 1917 года ко мне приезжал Смидович для доклада о возможности осуществления запроектированной мною Волховской гидростанции. Я сразу и охотно согласился. В январе 1918 года по поручению Ленина я составил смету. 14 июля 1918 года меня вызвали в Москву, в Совнарком, где рассматривался вопрос о Волховстрое. В 1919 году мы построили на Волхове бараки для рабочих, склады и другие сооружения". Настороженность в отношении большевиков и их лидера - поначалу Графтио обращался к Ленину сухо и официально: гражданин Ленин - уступили место чувствам уважения, а позже - и признательности. Объяснялось это повседневной заботой руководителя страны о "волховском деле" - "архиважном для нужд красного Питера" - без этого строительство ГЭС было бы невозможным.

Трамвай-1907 год 18 марта 1918 года В.И. Ленин присутствовал на заседании Электротехнического отдела и Комитета хозяйственной политики ВСНХ, где записал для себя: "Волхов строить". В 1919 году, в грозные годы гражданской войны началось строительство Волховской ГЭС. Это была первая всенародная стройка. Ленин обратился к питерским рабочим с призывом помочь покорителям Волхова. Заводы послали на строительство машины и механизмы, сюда выехали бригады рабочих. Ленин умел очаровывать собеседников и делать их союзниками. Его личное обаяние и одержимость электрификацией навсегда расположили к себе Графтио. Руководитель Волховстроя вспоминал: "Работа продвигалась медленно. Шла гражданская война, молодая Республика переживала тяжелые дни. Во время работы на Волховстрое мне приходилось лично встречаться с Владимиром Ильичем и несколько раз обращаться к нему с письмами и телеграммами по вопросам работы на стройке. Первое личное вмешательство В.И. Ленина было по моей просьбе, когда нам препятствовали заказать турбины для Волховской ГЭС. Другой раз я был у Владимира Ильича по вопросу об отпуске денег. Ленин был очень прост и обаятелен в обращении. Когда я пришел на заседание Совнаркома, Владимир Ильич пригласил меня сесть к нему ближе и рассказать о всех наших нуждах, и все наши просьбы были удовлетворены".

Борясь с задержками в поставках оборудования для Волховстроя, Ленин в письме к Наркому юстиции Д.И. Курскому требовал "поставить дело волокитчиков на суд; добиться ошельмования виновных; подобрать 4-6 случаев "поярче" и сделать из каждого суда политическое дело; найти 2-3 умных экспертов из коммунистов позлее и побойчее, чтобы научиться травить за волокиту". Графтио, с 1918 года работавший помощником главного инженера, искренне благодарил за помощь Ленина, коммунистов, пролетарскую власть в целом. Этой искренности способствовало постоянно присутствовавшее у Графтио чувство неловкости за свою дореволюционную аполитичность. Он стремился зарекомендовать себя в глазах "главного толкача электрификации" лояльным попутчиком и доброжелателем власти рабочих и крестьян. Ленин же, осознавая незаменимость и нужность Графтио, оказывал ему покровительство и содействие, в том числе и житейских делах. А в этом Графтио очень нуждался. Руководитель государства лично пресек домогательства председателя комбеда дома, где проживал выдающийся энергетик, приостановил в отношении инженера происки Петрогубчека, установил ряд социальных льгот, которых Графтио был лишен в силу своего происхождения.

Электроэнергетика всерьез привлекала внимание В.И. Ленина. В конце 1920 года он писал: "Только тогда, когда страна будет электрифицирована, когда под промышленность, сельское хозяйство и транспорт будет подведена техническая база современной крупной промышленности, только тогда мы победим окончательно". Выработка электричества в стране в то время составляла всего лишь 26% от уровня 1913 года. Ленинские указания определили направление работ по составлению плана электрификации России. Для разработки этого плана в феврале 1920 года была создана Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО). В ее работе участвовали около 200 ученых, инженеров, экономистов. В их числе были известный русский инженер-энергетик А.В. Винтер, И.Г. Александров, ставший позднее известным академиком, и многие другие.

"Владимир Ильич с самого начала проявлял большой интерес к работам комиссии, давая советы, оказывая ей громадную поддержку", - вспоминал председатель комиссии Г.М. Кржижановский. К декабрю 1920 года разработка проекта была закончена. 30 крупных электростанций общей мощностью 1,5 млн. кВт, построенных вблизи промышленных центров, в районах угольных залежей и торфяников, должны были стать основой дальнейшего развития социалистической экономики. С 22 по 29 декабря 1920 года в Москве проходил VIII Всероссийский съезд Советов. Один из главных вопросов в повестке дня - вопрос об электрификации России. Делегаты в валенках и полушубках сидели в нетопленом, полутемном зале Большого театра. Позади стола президиума, в глубине сцены - огромная карта Советской России, усеянная разноцветными кружками в местах будущих строек. Когда докладчик Г.М. Кржижановский показывал, где должны возникнуть новые электростанции, на карте зажигались электрические лампочки. Делегаты съезда встречали каждый новый огонек восторженными аплодисментами.

На всю Россию прозвучали ленинские слова: "Коммунизм - это есть Советская власть плюс электрификация всей страны. Иначе страна остается мелкокрестьянской, и надо, чтобы мы это ясно сознали". Только электрификация делала возможным оснащение промышленности современной техникой. В итоге съезд по докладу Г.М. Кржижановского принял постановление о плане электрификации страны (план ГОЭЛРО). Пожалуй, в XX веке это был первый такого масштаба научно-технический проект. Генриха Графтио по предложению Г.М. Кржижановского ввели в руководящий состав Комиссии ГОЭЛРО. Им были подготовлены два крупных раздела плана "Электрификация и транспорт" и "Электрификация Кавказского района". Сразу же после того, как план ГОЭЛРО был принят, развернулось строительство двух первых крупных электростанций - Каширской и Шатурской. Героизм строителей поражал - плохо одетые, подчас голодные, люди работали, когда это было нужно, по 18 часов в сутки. А Генрих Графтио после завершения работы Комиссии возвратился к своему главному детищу - Волховской ГЭС.

В начале 1921 года Графтио был назначен главным инженером строительства Волховской ГЭС, которое было приостановлено в связи с гражданской войной. Однако совсем скоро, 11 марта 1921 года, Графтио был по "сигналу" арестован Петроградской ЧК вместе со всем руководством Волховстроя. Проведя под арестом по "делу Свирьстроя" несколько месяцев, инженер был освобожден как "крупный специалист" после личного вмешательства Ленина и Кржижановского. К тому времени Графтио был профессором Петроградского электротехнического института, автором проектов Волховской и Свирской ГЭС, главным инженером Волховстроя, руководителем строительства Свирской ГЭС. Постановлением Петроградской ЧК о "непричастности к делу" Графтио был освобожден, однако "делом Свирьстроя" был сорван весь строительный сезон 1921 года. Строительство Свирской (Нижне-Свирской) ГЭС вновь началось в 1928 году, и было закончено в 1933 году в основном силами заключенных.

Волховстрой В июне 1922 года состоялось торжественное открытие первенца ГОЭЛРО - Каширской электростанции мощностью 12 тыс. кВт, а в 1927 году, в стране уже работали пять новых ГЭС: Каширская, Шатурская, "Красный Октябрь" (Ленинград), Кизеловская и Балахнинская. Выработка электроэнергии увеличилась в 6 раз по сравнению с 1920 годом.

Строительство Волховской ГЭС длилось с перерывами восемь лет. Если первая бригада костромских плотников состояла всего из 19 человек, то в 1923 году число рабочих увеличилось до 6000 человек, а в 1925 году их стало еще в два раза больше. "В России имеется три чуда: Красная Армия, Сельскохозяйственная выставка и Волховстрой", - писала берлинская газета "Накануне". В ночь на 5 декабря 1926 года станция дала первый ток. Торжественное открытие станции состоялось 19 декабря 1926 года. На открытии Волховской ГЭС С.М. Киров говорил: "Сегодня Волховстрой даст энергию для ленинградских заводов. Эта энергия с новой силой осветит великий ленинский путь, и пролетариат всего мира, который празднует эту победу, получит возможность еще ярче и отчетливее увидеть тот путь, по которому нас повел основоположник нашей партии Владимир Ильич Ленин". На Волховской ГЭС было установлено 8 турбоагрегатов суммарной мощностью 64 тыс. кВт. Четыре из них были изготовлены Ленинградским заводом "Электросила". Возведение крупнейшей ГЭС решило проблему энергоснабжения Ленинграда и области. Кроме того, благодаря созданному плотиной подъему уровня реки и постройки шлюза, было обеспечено безопасное сквозное судоходство по реке Волхов на всем ее протяжении. В 1928 году ГЭС обеспечивала 62,6% потребности Ленинграда в электроэнергии. Полной проектной мощности Волховская ГЭС достигла уже в 1929 году. Первенец плана ГОЭРЛО продолжает работать и сейчас.

На строительстве Волховской ГЭС выковывались лучшие качества советских инженеров, техников, рабочих: смелость, упорство, размах, уверенность в победе. Эти качества помогли им соорудить Днепровскую гидроэлектростанцию, строительство которой началось в марте 1927 года. Опыт по возведению Волховской станции был продолжен и развит Г.О. Графтио на строительстве крупной Нижнесвирской ГЭС (в пос. Свирьстрой Ленинградской обл.). Возглавив Свирьстрой, талантливый инженер решил ряд сложных научно-технических проблем. Впервые в практике мирового гидростроительства был реализован опыт возведения плотины с большим напором на слабых грунтах - девонских глинах. Вопреки предложениям американских советников возводить плотину с глубоким заложением на кессонах для передачи упора на нижние слои грунта, Г.О. Графтио положил в основу строительства принцип распластанного основания, обеспечившего высокую эффективность и надежность сооружения. Разработанная ученым технология строительства ГЭС на мягком грунте впоследствии позволила возводить такие сооружения на Волге и других реках. За пять лет строительства (1928-1933) был сооружен сложнейший гидроузел, состоящий из бетонной водосливной плотины, гидростанции, судоходного шлюза и береговых земляных дамб, вынуто около 5 млн. кубометров грунта, уложено 600 тыс. кубометров бетона и железобетона. Впервые в стране была построена ЛЭП от Нижнесвирской ГЭС до Ленинграда напряжением 220 киловольт. Об опыте возведения Нижнесвирской ГЭС Г.О. Графтио сделал полуторачасовой доклад на заседании Шведского общества инженеров. Выражая мнение собравшихся, известный ученый и инженер Даландер сказал: "Прежде мы были приучены к тому, чтобы обращать взоры к великой стране на западе, чтобы искать там наибольшее в мире. Впредь мы будем искать это наибольшее на востоке".

Когда в начале 1930-х годов работы по реализации плана ГОЭЛРО были завершены перед И.В. Сталиным встал вопрос, как быть с ведущими электрификаторами, имена которых стали в сознании народных масс символами созидания, индустриализации, крупнейших хозяйственных объектов первой пятилетки. Логика служебного роста предполагала их дальнейшее продвижение на руководящие хозяйственные посты общегосударственного масштаба. Однако это входило в противоречие с кадровой политикой и авторитарной стратегией вождя. Сталин находит оригинальное решение. Он переводит в систему Академии наук (попросту говоря, ссылает в науку) главных творцов плана ГОЭЛРО. А 29 марта 1932 года, минуя все промежуточные ступени, действительными членами Академии Наук СССР по Отделению математических и естественных наук (гидроэнергетика) стали И.Г. Александров, Б.Е. Веденеев, А.В. Винтер и Г.О. Графтио. Официальным аргументом для избрания были их заслуги в возведении флагманов гидроэнергетики, в том числе Волховской и Свирской ГЭС. Независимость, авторитет, масштабы личности, знания "полководцев народного хозяйства" (так их называл очутившийся чуть раньше в аналогичной ситуации Кржижановский) были в одночасье нейтрализованы.

Верхнесвирская ГЭС Выдающийся инженер, организатор производства, а с 1932 года и "промышленный академик" Графтио уделял большое внимание подготовке и формированию высших технических кадров. Начиная с 1907 года, и до самого конца жизни он преподавал в Петербургском (Ленинградском) электротехническом институте (Аптекарский пр., 3), с 1921 года был в нем профессором, а в 1924-1925 годах - директором.

В 1938-1945 годах Г.О Графтио был главным инспектором по строительству гидроэлектростанций министерства электростанций СССР. В предвоенные годы он консультировал строительство практически всех ГЭС в стране, в частности Днепрогэса, возглавлял экспертную комиссию проекта "Волга-Дон". Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов он проводил большую работу по эвакуации энергетического оборудования в Среднюю Азию и развитию гидроэнергетики восстановленных районов страны. После возвращения в Ленинград Г.О. Графтио, несмотря на преклонный возраст, активно включился в процесс восстановления энергетического потенциала города. За заслуги перед Родиной выдающийся энергетик был награжден орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, многими медалями. Редкий подарок - персональный автомобиль М-11 - был подарен академику Графтио советским правительством в 1946 году. Его имя присвоено Нижнесвирской ГЭС, а также (с 1949 года) улице в Ленинграде (бывшая Пермская), на Петроградской Стороне, где он проработал более четырех десятилетий. Памятники ученому установлены в городе Волхове и пос. Свирьстрой. В доме Г.О. Графтио в городе Волхове находится краеведческий музей. В этом доме, построенном в 1924 году специально для приемов и комиссий, зачастивших с проверками на строительство гидростанции, Графтио занимал только рабочий кабинет на первом этаже да две жилые комнаты на втором, где и жил с женой Антониной Адамовной, которая была его личным секретарем. В доме, где открыта постоянная экспозиция, посвященная Г.О. Графтио, сохранился интерьер 1924 года - дубовый паркет, печи староголландского типа, камин. Почти без изменений дошел до наших дней рабочий кабинет Г. Графтио, где хранятся его личные вещи, документы инженера и его супруги, библиотека на пяти языках.

Один из авторов плана ГОЭЛРО, ученый-энергетик, крупный инженер, академик Г.О. Графтио умер в Ленинграде 30 апреля 1949 года. Похоронен он на Большеохтинском кладбище. Ученый прожил тяжелую и героическую жизнь, он сравнивал строительство ГЭС с боем и упорно двигался лишь в одном направлении - в направлении созидания. "Качество, - говорил Графтио, - должно иметь только один сорт - первый, и гидроэлектрическая станция обязана стоять так же незыблемо, как египетские пирамиды".

Герберт Уэллс писал: "Можно ли представить себе более дерзновенный проект в этой огромной, равнинной, покрытой лесами стране, населенной неграмотными крестьянами, лишенной источников водной энергии, не имеющей технически грамотных людей, в которой почти угасли торговля и промышленность? В какое бы волшебное зеркало я ни глядел, я не могу увидеть эту Россию будущего..."
могила Г.О. Графтио

 
Hosted by uCoz